Полная версия

Арабская весна-2: На севере Африки начинается вторая волна потрясений

  Просмотров: 198


Только в первую декаду апреля своих постов лишились два президента — алжирец Абдельазиз Бутефлика и суданец Омар аль-Башир. Последуют ли за ними другие, покажет время.

Дежавю

Сначала президент Алжира Абдельазиз Бутефлика явно переоценил свои силы, которых у него, судя по состоянию здоровья, крайне мало, и, решив пойти на пятый срок, поплатился за самоуверенность президентским креслом. За ним последовал еще один политический аксакал. На днях в Судане закончилось тридцатилетнее правление Омара аль-Башира.

До предела накалилась в последние дни обстановка и в Ливии, где немолодой (75 лет) фельдмаршал Халифа Хафтар решил, похоже, стать диктатором по примеру Муамара Каддафи, с которым он когда-то был очень дружен.

Наверное, даже самым рьяным сторонникам Арабской весны уже казалось, что надежды на перемены к лучшему, которые она пробудила восемь лет назад, исчезли, как весенний туман. Однако сейчас по Северной Африке вновь поднимается девятый вал народных движений и революций, который вполне можно считать «вторым изданием» Арабской весны или Арабской весной-2.


По мнению ветеранов первой Арабской весны, вторая весна в целом на первую похожа. Демонстрации на улицах и площадях суданской столицы, например, похожи на демонстрации и митинги на каирской площади Тахир или на площади перед зданием тунисского МВД восьмилетней давности.

С одной стороны, это сходство вселяет надежду на то, что вторая весна окажется удачнее первой, но с другой, оно напоминает и горькое разочарование. Чтобы успокоить многотысячные толпы демонстрантов, алжирские генералы закончили двадцатилетнее правление президента Бутефлики, но сейчас алжирцам предстоит решать куда более трудную задачу — заодно избавиться и от кумовства и коррупции.

Навевают не очень веселые мысли и события в Ливии, где еще один генерал (звание фельдмаршала Халифа Хафтар присвоил себе сам) решил покончить с хаосом при помощи нового автократического режима. То, что происходит сейчас в Ливии, напоминает печальные последствия Арабской весны в Египте, Бахрейне, Сирии и Йемене.

«История повторяется, — объясняет один из лидеров революции Пирамид в Египте в 2011 году Ислам Лофти, который сейчас живет в вынужденной эмиграции в Лондоне. — Для нас это дежавю».

Авторитарные правительства в регионе пытались вдолбить населению, что народные революции в конечном итоге приводят только к хаосу и насилию. Однако алжирцы и суданцы, очевидно, извлекли из них другой урок — ненасильственные акции, но обязательно с численностью участников, превышающей критическую массу, могут заставить уйти даже, казалось бы, непотопляемых правителей.

«Это, пожалуй, главный урок революции 2011 года и вообще всех революций», — уверен суданский активист Амьед Фарид.

Возобновившиеся волнения на севере Черного континента также подчеркивают мысль, что фундаментальные проблемы, спровоцировавшие более ранние восстания, не погасли, как хотели бы думать власти, а продолжают тлеть.

К ним относятся быстро растущая численность неудовлетворенных своей жизнью молодых людей, закрытые и коррупционные экономики, неспособные впитать людей, ищущих работу; и, конечно, авторитарные правительства, глухие к проблемам и чаяниям общества и своих избирателей.

На минувшей неделе египетский лидер Абдель Фаттах аль-Сиси ездил в Вашингтон, где его принимал американский президент. 64-летний Сиси пришел к власти в результате военного переворота, который насильственным путем закончил в 2013 году египетский эксперимент с демократией.

Президент Египта прилетел в американскую столицу в том числе и за благословением на проведение референдума об изменениях в конституции, которые позволят ему оставаться у власти как минимум до 2034 года, т. е. фактически стать пожизненным президентом. Согласятся ли египтяне с приходом нового фараона, не очень понятно. Однако так же, как у них есть опыт проведения революции Пирамид, так и у Сиси есть опыт подавления народного недовольства.

Египет, не исключено, будет следующим в очереди революций второй волны. Совсем скоро у египтян может прибавиться очередной повод для недовольства, да еще какой! Сиси планирует летом резко сократить энергетические субсидии населению. В прошлом подобные меры неизменно приводили к серьезным последствиям. К тому же сейчас в стране Пирамид высокая безработица и бурная инфляция.

Белодомовский координатор по Ближнему Востоку и Северной Африке при Обаме Филип Гордон считает, что волнения в таких странах, как Египет и Судан, свидетельствуют, что диктаторы типа Сиси не могут долго обеспечивать стабильность в своих странах. Между тем, именно это качество в них настолько высоко ценят на Западе, что готовы закрывать глаза на самые вопиющие нарушения прав человека и демократии.

«Если режим глух к требованиям и запросам своих граждан, — объясняет Гордон, — то рано или поздно они восстанут. Репрессии не могут спасать вечно. Необходимо лучше обращаться с людьми».

Активисты в Судане и Алжире организуют демонстрации и другие акции протеста, чтобы избежать судьбы арабских государств, которые возникли после Арабской весны 2011 года. Все эти страны, за исключением разве что Туниса, или погрузились в хаос, или вернулись к автократии.

Революция только начинается!

Военные в Алжире и Судане внимательно изучили тактику своих коллег из Египта. В Судане, к примеру, силы безопасности и полиция за те без малого четыре месяца, что длятся демонстрации, спровоцированные в декабре прошлого года резким ростом цен на продукты питания, убили десятки, а возможно и сотни демонстрантов. Сначала армия сохраняла нейтралитет, но со временем симпатии военных начали все более явно переходить на сторону противников режима Башира.

Последней каплей в чаше терпения генералов, очевидно, стала блокада здания Генштаба Вооруженных сил Судана, расположенного в центре Хартума недалеко от президентского дворца. Военные начали защищать демонстрантов от жестокости полиции, а затем и вовсе перешли на сторону «революционеров».

Как заявил в телеобращении к народу министр обороны Судана Авад бен Ауф, для того, чтобы не дать стране окончательно погрузиться в хаос и насилие, армия сместила президента Башира со всех постов и посадила под домашний арест.

Однако радость демонстрантов была преждевременной. Генерал, внешне, кстати, очень похожий на Омара аль-Башира, несмотря на призывы как самих демонстрантов, так и иностранных политиков передать власть гражданскому правительству, заявил, что армия берет власть в свои руки и что демократические выборы будут проведены только в 2021 году. Судя по времени, которое генералы себе отвели, они намерены очень основательно подготовиться к выборам.

Здесь можно говорить как о несовпадении суданского и египетского сценариев, так и об учете суданскими генералами опыта коллег из страны Пирамид, которые дали египтянам полтора года поиграть в демократию. Заставив Хосни Мубарака уйти в отставку, египетские генералы во главе с Сиси создали себе имидж гвардейцев революции и завоевали популярность в народе, но в 2013 году они же эту революцию и сокрушили.

«Нам угрожает такая же участь», — прогнозирует Амьед Фарид, хотя и соглашается с тем, что богатая история революций и переворотов в Судане должна лучше подготовить оппозиционные партии для переговоров с военными. По крайней мере, он на это надеется.

Естественно, противники Башира выходили на улицы и проливали кровь не для того, чтобы власть перешла к военным. Накал страстей, по крайней мере, в столице не стихает.

«Революция только начинается!» — самый популярный сейчас лозунг демонстрантов в Хартуме.

Вся власть элите?

В 2011 году исламисты в Египте боялись повторения алжирского сценария. Двадцатью годами ранее алжирские генералы отменили результаты парламентских выборов, на которых победили исламисты. Военный переворот привел к десятилетней гражданской войне, в которой армия воевала с исламистами. Гражданская война унесла жизни более 100 тыс. человек.

Несмотря на попытки египетских исламистов усвоить алжирский урок они наступили на те же грабли. Братья-мусульмане провели первые демократические выборы, взяли под контроль парламент и посадили своего человека в президентское кресло. Однако спохватившиеся генералы распустили депутатов и свергли всенародно избранного президента.

Результат военного переворота хорошо известен — почти шесть лет египетские военные не могут справиться с радикальными боевиками, окопавшимися на Синае.

Сейчас уже алжирцы опасаются повторения египетского сценария. Командующий армией генерал Ахмед Гаид Салах объявил об уходе 82-летнего Бутефлики с такой же помпой, как в Египте в 2011 году военные объявили об отставке Мубарака. Генерал, надо отдать ему должное, похвалил народ, поднявшийся против «тирана», и пообещал выполнять «законные требования» алжирцев.

Однако уходя, Абдельазиз Бутефлика назначил временное правительство, состоящее из сторонников экс-президента, включая премьер-министра, обвиненного в подтасовке выборов. Поэтому вместо того, чтобы обрадоваться свержению надоевшего президента, алжирцы в отличие от египтян восемь лет назад не успокоились и требуют сейчас решительного слома «системы».

Конечно, надежды на то, что le pouvoir (власть), как алжирцы называют свою правящую элиту, так легко расстанется с этой самой властью, в который уже раз показывают, насколько наивными и политически незрелыми могут быть самые, казалось бы, искушенные революционеры.

Временным президентом стал спикер Сената Абделькадер Бенсалах, несомненная креатура элиты. В 1994—1997 годах он возглавлял Национальный переходный совет, который под контролем армии помог pouvoir консолидировать власть. В свои 77 лет он только на два года моложе Салаха и на пять лет — человека, которого заменил.

Естественно, при нем не будет никаких перемен. Неудивительно, что на улицы Алжира вновь вышли многотысячные толпы демонстрантов, теперь с лозунгом: «Бенсалах, уходи!».

Генерал Салах, конечно, может сказать, что играет по правилам: по конституции место ушедшего президента должен занят глава верхней палаты парламента. Но с другой стороны, военным при желании не составило бы особого труда «убедить» Бенсалаха освободить место для более молодого и деятельного политика, который, как минимум, не был бы такой очевидной марионеткой в руках элиты.

Конечно, генерал Салах знал, как отреагирует народ на назначение Бенсалаха. Значит, несмотря на внешние проявления солидарности с демонстрантами военные не планируют, по крайней мере на данном этапе, лишать le pouvoir власти.

Выборы назначены выборы на 4 июля. Естественно, за такой короткий промежуток времени не закончить работу над новым вариантом Конституции, обещанной Бутефликой. Выборы же при действующей Конституции не принесут никаких перемен. Или не принесут тех перемен, которых требуют демонстранты.

Будет ли алжирская армия во главе с генералом Салахом действовать по египетскому сценарию или выберет собственный, покажет время. Между Алжиром с Египтом есть и существенная разница.

Во-первых, у Салаха нет «угрозы», от которой он мог бы защищать алжирцев. Сиси в Египте мог сыграть на страхах как в самом Египте, так и за его пределами перед исламским фундаментализмом. К тому же, он умело воспользовался многочисленными ошибками и промахами, которые совершили за свое недолгое правление Братья-мусульмане.

Алжирские же исламисты были разгромлены еще в девяностые годы прошлого века и едва ли сейчас смогут сыграть какую-нибудь заметную роль в политической жизни.

Во-вторых, экономическая ситуация в Алжире сейчас значительно хуже египетской в 2011 году. Бутефлика при малейших признаках недовольства прибегал к испытанному методу — гасил недовольство при помощи субсидий и прочих популистских мер. Сейчас, однако, экономика страны в таком положении, что никакая власть не может позволить себе жить на широкую ногу и заниматься популизмом.

Генерал Салах не может не понимать, что ощутимым довеском к власти будут многочисленные проблемы в экономике. Поэтому вполне естественно желание военных предоставить всю «грязную» работу демократически выбранному правительству, чтобы уже потом прийти на все готовое.

Не в пользу немедленного захвата власти и такое нематериальное, но вполне весомое понятие, как честь мундира или, вернее, цена, которую придется заплатить за узурпацию власти. Авторитет военных в Алжире очень высок. Они считаются значительно менее коррумпированными по сравнению с египетскими коллегами и не обладают тем огромным влиянием на экономику страны.

Конечно, в Алжире нет особых иллюзий относительно того, как влияет на политическую жизнь действующие за кулисами генералы, но большинство алжирцев все же обвиняют в экономических бедах не людей с погонами, а политиков.

Власть без ответственности — такая формула вполне устраивала алжирских военных большую часть двух последних десятилетий правления Абдельазиза Бутефлики. Генерал Салах рассчитывает, что в этом плане ничего не изменится и при Абделькадере Бенсалахе. С другой стороны, очевидно, что легко сдаваться не намерены не только le pouvoir, но и почувствовавшие вкус победы демонстранты. Это значит, что следует ждать продолжения увлекательного «алжирского» балета.

Ливийские гром и молнии

Нынешние события в Ливии тоже можно считать второй волной Арабской весны, хотя бы потому что без первой они были бы попросту невозможны. Фельдмаршал Халифа Хафтар, кстати, ровесник Омара аль-Башира, похоже, решил, наконец, взять власть в свои руки не только на востоке и юге Ливии, но и на западе, которым формально руководит Правительство национального согласия (GNA) во главе с премьер-министром Фаизом Сарраджем, которое сейчас проводит операцию «Вулкан гнева».

Сарраджу трудно опереться на поддерживающие его ООН и мировое сообщество, потому что они далеко. Его поддерживают, по крайней мере, в борьбе с Хафтаром мощные западные милиции.

Именно они сейчас и защищают от Ливийской национальной армии (LNA) Хафтара Триполи, на который с 4 апреля наступают «восточные» войска. Естественно, фельдмаршал объясняет наступление желанием защитить столичных жителей и очистить как Триполи, так и весь запад страны от «террористов». Он не уточняет, кто эти террористы, но можно предположить, что под ними подразумеваются западные милиции.

Конечно, LNA сильнее GNA даже поддержанного милициями Мисураты и Зитана, но это не значит, что взятие Триполи будет для частей Халифы Хафтара легкой прогулкой.

Фельдмаршал Хафтар давно считает президента Египта Сиси своим ближайшим союзником. Каир тоже не скрывает симпатий к командующему восточными войсками, который впервые публично заявил о намерении захватить власть еще в 2014 году. Обращает на себя внимание, что-то во многом программное выступление было написано «по мотивам» такого же выступления тогда еще генерала Сиси, выступившего с планами захвата власти в Египте несколькими месяцами ранее.

На востоке Ливии уверены, что только фельдмаршал способен спасти Ливию от кровавого хаоса наподобие того, что последовал за восстаниями в Сирии и Йемене. Не забывают сторонники Хафтара и все тот же египетский пример: Халифа Хафтар, утверждают они, спасет Ливию так же, как Сиси спас Египет. Противники, сосредоточенные в основном на западе Ливии, называют Хафтара диктатором, подражающим Сиси и Каддафи.

Рано или поздно фельдмаршал Хафтар возьмет Триполи. Помешать ему могут не противники внутри страны, а внешние силы. Запад на стороне Сарраджа и готов ввести санкции против строптивого фельдмаршала, который не обращает внимания на призывы прекратить наступление на столицу.

Однако можно предположить, что Россия воспользуется правом вето в Совете безопасности и заблокирует любую резолюцию против Хафтара несмотря на недавние слова главы российского МИД Сергея Лаврова о том, что в Ливии не может быть силового решения, что Москва поддерживает нормальные отношения со всеми сторонами и не поддерживает фельдмаршала, как утверждает западная пресса.

Если выбирать между Россией и Западом, то фельдмаршал Хафтар, учившийся в советской военной академии и знающий русский язык, конечно, больше человек Москвы, чем Запада.

Хотя правильнее говорить, что Халифа Хафтар — в первую очередь человек самого Хафтара. Наверняка, он воспользуется помощью России, но на первом месте у него всегда будут стоять собственные интересы. Конечно, фельдмаршалу даже если он искренне хочет очистить Ливию от террористов, нужна власть.

Если раньше еще можно было предполагать, что он хочет укрепить свои позиции накануне Международной конференции по Ливии, то теперь, когда эта конференция, которая должна была пройти в Гадамесе с 14 по 15 апреля, отменена, это объяснение отпало, а в сухом, так сказать, остатке осталась борьба за власть.

Решатся ли западные страны по очень спорному, если не сказать больше, примеру 2011 года вновь объявить небо над Ливией или хотя бы над Триполи и пригородами закрытым для военной авиации и начать бомбить позиции LNA? Маловероятно, хотя при Дональде Трампе в Белом доме нельзя исключать ни одной возможности. Даже такой, как новая интервенция в многострадальной Ливии.


Новости партнеров
Загрузка...



 


Загрузка...