Полная версия

Бегство президента: Как это было… Отрывок из книги «Янукович сдал - Госдеп принял»

  Просмотров: 502

19 февраля 2014 года Виктор Янукович на встрече с Арсением Яценюком заявил, что готов подписать соглашение о мирном урегулировании политического кризиса. Эту новость лидер оппозиции мгновенно сообщил в посольство США и своим соратникам.

Возбужденный Александр Турчинов в своем окружении заявил, что «девятнадцатого Янукович был совсем другим» и добавил: «Он уже был согласен на все: на досрочные президентские, и на Конституцию 2004 года — на все». Путчисты были явно озадачены сговорчивостью президента. Понимали: время у них ограничено. Сохранение власти Януковича еще на полгода-год, когда под его контролем оставались бы силовые ведомства, представлялось им крайне опасным. Могла всплыть вся кровавая изнанка сакральных жертв «майдана». К тому же, бойня возле Кабмина 18 февраля и разгром штаб-квартиры Партии регионов с убийством ее сотрудника уж точно подпадали под уголовные статьи. Если власть возьмется за расследование данных преступлений, то неизвестно, к чему все это приведет и какие нежелательные подробности всплывут. Лидеры «майдана» и их кураторы из посольства США понимали, что надо брать власть в свои руки как можно быстрее и делать это путем вооруженного переворота.

Вечером 19 февраля на фоне продолжающихся вспышек насилия в Киев срочно прибыли главы МИД Польши, Германии и Франции для последних переговоров с представителями украинской власти и оппозиции накануне экстренного заседания Совета министров иностранных дел Евросоюза, на котором должен был рассматриваться вопрос введения санкций в отношении властей Украины. С утра 20 февраля Радослав Сикорский, Франк-Вальтер Штайнмайер и Лоран Фабиус закрылись с Януковичем в его кабинете. На этой встрече не было главы администрации президента Андрея Клюева. Как сообщила польская пресса, представители западных стран предложили украинскому президенту организовать переходное правительство, приступить к конституционной реформе и, самое главное, провести досрочные парламентские и президентские выборы. За переговорами с Януковичем последовала их встреча с лидерами оппозиции. В тот же день в администрации президента возобновились совместные переговоры «в широком составе» с участием украинских властей, оппозиции, а также министров иностранных дел Польши, Германии и Франции. В половине второго ночи на переговоры в администрацию президента прибыли посол России на Украине Михаил Зурабов и уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. Ночью здание администрации покинули послы России и Франции, а министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус срочно улетел в Пекин.

В 10 утра 21 февраля президент снова заперся с международными посредниками. После разговора с ними около полудня он вызвал к себе Андрея Клюева и бросил ему фразу: «Забирай министров, мы обо всем договорились, они тебе все расскажут». На вопрос объяснить подробней, о чем договорились, президент сказал: «Они тебе все сами объяснят». С объяснениями выходило не все гладко, и пришлось пройтись заново по основным пунктам. Торг шел по каждой позиции. Наиболее агрессивно вел себя Сикорский. Он требовал немедленной отставки президента, увольнения всех силовиков, отвода от «майдана» милиционеров и «Беркута», назначения премьер-министром Яценюка. Только ближе к вечеру удалось договориться по основным пунктам соглашения. Франк-Вальтер Штайнмайер даже одергивал Сикорского, пытаясь умерить его требования. Соглашение было подписано в начале пятого вечера, и президент сразу уехал в Межигорье.

О двуличии переговорщиков свидетельствовала негласная запись разговора одного из помощников международных посредников с Арсением Яценюком. Высокопоставленный иностранный функционер открытым тестом дал своему собеседнику понять: лидеры оппозиции должны быть готовы силой вырвать власть из рук Януковича, даже если прольется кровь. Удивительно, но даже эти откровения приезжих дипломатов не отрезвили Януковича: он прочитал прослушку и отложил в сторону без комментариев, как будто речь шла не о нем, не об Украине, а о какой-то другой стране.

Янукович, похоже, не понимал, как далеко зашла игра Запада против него. Он почему-то был уверен, что стоит только подписать соглашение, да еще под гарантии трех министров иностранных дел, — и кризис в стране пойдет на убыль, начнет рассасываться сам собой. Один наш знакомый известный украинский политик, друживший с Януковичем долгие годы, откровенно признался, что даже годы общения не продвинули его в понимании, каким же образом работают мозги президента. Янукович вроде бы слушал собеседника, но всегда был погружен в свои мысли. Редко задавал вопросы. А в какой-то момент просто уходил в себя: что-то заклинивало в его большой голове, ему резко становилось скучно, и он прекращал разговор на полуслове. Собеседник терялся: договорился ли он с президентом, или все надо начинать сначала?

Так и с «майданом»: бесполезно было вызывать Януковича на откровенный разговор, убеждать в двойной игре лидеров западных держав. Его голова просто отторгала тревожную информацию, и все эти сведения проходили по касательной: похоже, им не за что было зацепиться в его голове.

Достаточно вспомнить его беспомощные и путаные слова во время пресс-конференций в Ростове-на-Дону. Речь президента характеризовала его как человека всеми обиженного и не понятого. Янукович сбивчиво пояснял, как он не хотел крови на «майдане», но так и не ответил на главный вопрос: почему же он не воспользовался своим конституционным правом навести порядок в стране, когда «майдан» полностью переступил черту законности, начав убивать милиционеров и «беркутовцев»?

После дачи показаний в суде Дорогомиловского района Москвы по иску экс-депутата Владимира Олейника о признании факта госпереворота Виктор Янукович в комнате отдыха бросил фразу: «А что, я готов снова вернуться в Украину!» Экс-президент так и не понял, уже находясь в изгнании, что ставкой в организованном США и ЕС перевороте было не его отстранение от должности, а решение стратегической задачи: отрыв всей Украины от России — и навсегда. И страны, представители которых засвидетельствовали соглашение Януковича с оппозицией о мирном урегулировании кризиса, всего лишь выполняли роль «дымовой завесы» для уже запущенного сценария по срыву этих политических договоренностей и осуществлению государственного переворота.

Как и герой повести Габриэля Гарсия Маркеса «Хроника заранее объявленной смерти», Янукович обреченно двигался к своей политической смерти, к потере власти и бегству. Все вокруг него это видели и знали, все предчувствовали трагический исход, но сам Янукович до последнего не верил в такой сценарий и надеялся, что Запад вытащит его из беды. Ну как же могло быть по иному, если он выполнил все их условия, не тронул «майдан», уберег его?! А гарантии? Янукович свято верил в то, что раз ему даны гарантии такими государствами, как Франция и Германия, то они их свято исполнят. Он даже не обратил внимания на подписанный им же текст политического соглашения об урегулировании кризиса, где приехавшие министры иностранных дел проходят не как гаранты, а всего лишь как свидетели договоренностей Януковича с лидерами оппозиции. А со свидетелей, как говорится, взятки гладки. Так оно и случилось.

Другой виновник драмы украинского народа, министр МВД Виталий Захарченко уже в изгнании пытался переписать историю своего постыдного бегства из страны. Он издал пустую как бубен шамана книгу с пафосным названием «Кровавый евромайдан — преступление века». Да и книга эта, собственно говоря, написала не им, а чешским писателем русского происхождения Сергеем Хелемендиком. Работая над книгой, Сергей умер от напряжения сил, буквально поставив последнюю точку в этом бесполезном опусе, рассчитанном на одного читателя — самого Виталия Захарченко. Вся книга топчется вместе со своим «героем» на пятачке незатейливой мысли: «майдан» был неизбежен из-за предательства олигархов и вмешательства Запада. Увы, разводит руками политический отставник, мировое зло непобедимо, слишком неравными были силы, и мы были обречены. Звучит наивно. Особенно — на фоне поведения самого Виталия Захарченко в решающие дни. Так, не прояснилась ситуация с исчезновением министра в день 20 февраля, когда снайперы рано утром устроили бойню на «майдане». Захарченко в этот день просто исчез и появился лишь через сутки. Где был министр и почему его подчиненным не было немедленно роздано оружие в день фактического начала путча? Почему не был задействован спецназ? По одной из версий, Захарченко просто сбежал из ведомства и направился в сторону белорусской границы. Но там его встретил глава МВД Белоруссии и передал слова президента страны Александра Лукашенко. «Мы не можем вас пропустить в страну. Вам просили передать: возвращайтесь обратно и защищайте своего президента!» Так ли это? К Захарченко есть много вопросов. В первую очередь — от бойцов «Беркута», брошенных им как министром на произвол судьбы. А ведь ребята защищали законную власть даже когда им уже стало ясно, что Янукович сдает страну путчистам.

21 февраля 2014 года, в день после подписания соглашения о политическом урегулировании украинского кризиса ничто не предвещало бури. Получив копию соглашения, Виталий Захарченко немедленно отправился в кабинет исполняющего обязанности премьера Украины Сергея Арбузова. У него была оперативная информация о готовящемся захвате боевиками «майдана» Кабмина и здания администрации президента. В кабинете он с ходу задал вопрос: «Что будем делать? Мне известно, что с майдана выдвинутся колонны вооруженных боевиков для захвата Кабмина и Банковой. Вчера вечером я дал команду раздать оружие внутренним войскам. Если они применят его и расстреляют боевиков майдана, нас обвинят в нарушении соглашения, — рассуждал вслух министр. — Если мы этого не сделаем, то нас просто снесут. Что делать?» Реакция Сергея Арбузова была мгновенной: «Надо звонить Виктору Федоровичу». Президент поднял трубку: ситуацию разъяснял ему Захарченко и задал тот же вопрос: «Что делать?» Янукович спросил, сколько людей может погибнуть, если войска откроют огонь. Захарченко задумался и после паузы ответил: «Трудно сказать, может быть до двух тысяч». Янукович попросил время на обдумывание. Через минут 30 он сам перезвонил и сказал: «Нет, это не годится. План такой: дай команду внутренним войскам на выдвижение к Донецку. И просьба всем министрам вылетать тоже в Донецк». Захарченко, понимая, что ситуация уже выходит из-под контроля, попросил президента продублировать это указание командующему Внутренними войсками Станиславу Шуляку.

Арбузов тут же принялся обзванивать министров, а Захарченко немедленно связался с Шуляком и дал ему команду направить войска в Донецк. Потом он предупредил Арбузова, что выключит свой мобильный телефон, пока будет двигаться в сторону Донецка. Но в столице Донбасса слетевшихся туда Арбузова, Клименко, Пшонку и Захарченко ждал сюрприз, который просто шокировал их. Во-первых, Шуляк не смог выполнить команду, и внутренние войска не двинулись с места. Во-вторых, сам Янукович почему-то вылетел не в Донецк, а в Харьков. Этот кульбит не просто сбил всех с толку — становилось ясно, что президент неадекватен и уже не управляет страной, а мечется в панике по городам, не понимая, что ему делать. Разгадывать шарады от Януковича было некогда. На глазах рушилась последняя надежда, что в Донецке президент наконец-то скомандует верным ему войскам дать отпор заговорщикам, обратится за помощью к России. Но все эти надежды в одночасье рухнули. Стало понятно, что надо уже всем спасаться бегством в Россию. Арбузов сразу же улетел в Москву. На его удачу и.о. премьер-министра почему-то не оказалось в списках руководителей, которых должны были задержать прямо на границе. А вот генпрокурора Украины Виктора Пшонку уже искали, и чуть было не арестовали при попытке вылета в Москву в донецком аэропорту. Спасла Пшонку охрана Александра Клименко: они отбились от пограничников и сумели быстро покинуть опасное место. Остатки команды Януковича в растерянности пытались связаться с пока еще президентом. И на мгновение снова забрезжила надежда: Янукович сам дозвонился и сообщил, что выехал в Донецк и будет в офисе Рината Ахметова. Туда и ринулись все в надежде на чудо, в которое уже и не верили. Всем было не до обсуждений причин, почему Виктор Федорович не просто потерял все ориентиры, а был в полном отрыве от реальности. Воля и разум уже покинули этого сломленного и опустошенного человека.

А ведь еще утром 21 февраля Янукович пребывал в полной уверенности, что после подписания соглашения все уляжется и он сумеет избежать худшего — ареста и места на тюремных нарах. В этот день он, как обычно, приехал на работу в свой кабинет. Правда, телефоны министра внутренних дел Виталия Захарченко молчали. Но Захарченко уже искал глава администрации Андрей Клюев. В его кабинет спустился заместитель Сергей Ларин и с тревогой в голосе сообщил, что охрана здания администрации ушла в неизвестном направлении, а по двору бродят боевики с оружием. Клюев не поверил: президент сидел в своем кабинете, а он у себя, как обычно, расписывал почту. Он гнал прочь тревожные мысли, но картинка и за его окном не внушала спокойствия. Привычные милицейские автобусы как ветром сдуло, а по двору действительно шныряли какие-то подозрительные личности. Он поднялся к президенту и поделился своей тревогой. Янукович удивленно вскинул брови и попросил позвонить Захарченко, узнать у него, что происходит. Но долго в кабинете Янукович решил не задерживаться и тут же уехал в Межигорье. До министра МВД Клюев дозвонился не сразу. А когда, наконец, Захарченко ответил, то услышал заверения в том, что идет пересменка и скоро появятся «беркутовцы». Но они так и не появились. Тревога росла с каждой минутой. Больше Захарченко не выходил на связь. Позже станет известно, что звонок застал Захарченко на пути в Донецк.

Что же в это время происходило на Банковой? В здании осталась лишь охрана из милиционеров, которые уже переминались с ноги на ногу и готовы были ретироваться в любую минуту. Андрей Клюев не стал этого ждать, и сам дал команду на эвакуацию всех сотрудников через проходы в соседних дворах. Тех не пришлось долго упрашивать: они мгновенно стали разбегаться через дворы. Андрей Клюев позвонил и.о. премьера Сергею Арбузову, но и того уже не было на рабочем месте.

Как выяснилось позже, Арбузов еще с утра 21 февраля дал команду заместителю руководителя секретариата Кабмина Юрию Авксентьеву эвакуировать сотрудников Кабмина. Боевики уже двигались к зданию. Шли стычки на Институтской улице, прилегающей к Кабмину. О том, что происходило 20-21 февраля в Кабмине, вспоминает Юрий Авксентьев: «Легко сказать «эвакуироваться»: в здании Кабмина было несколько тысяч человек. Начальник охраны сказал, что он раздал оружие и будет оказывать вооруженное сопротивление тем, кто попытается захватить Кабмин. Мне стоило больших трудов уговорить его не рисковать людьми. Подействовали мои слова, что уже нет в Киеве ни Арбузова, ни Януковича. Зачем и кому нужен этот героизм, когда надо выводить людей и действовать по ситуации? Так и договорились».

Но из Кабмина выехали не все. В районе 16.00 Клюеву позвонили два вице-премьера: Юрий Бойко и Александр Вилкул. Они все еще не верили, что власть уже сдана, и по инерции приехали в Кабмин. Сообщили, что в здании уже нет никакой охраны, милиции, — никого. И Андрей Клюев дал им простой совет: срочно покинуть Кабмин через подземные переходы, которые связывали здание с Верховной Радой. Сам Клюев из администрации президента выбрался через арку соседних домов. Там проезд блокировал груженный щебнем КамАЗ. Его отогнали, и глава администрации уехал. Пока он закрывал администрацию на амбарный замок, ему сообщили, что его загородный дом попытались взять штурмом боевики. В доме находились жена, сын и внуки. На штурм шли семь раз, пока охрана не стала стрелять поверх голов штурмующих. В ход пошли «коктейли Молотова», но спасал высокий забор — и бутылки с зажигательной смесью разбивались об него. Семью эвакуировали с помощью вызванного вертолета. А сам глава администрации в это время звонил президенту, которому доложил, что он эвакуировал всех людей из администрации.

И вот тут произошло то, от чего обычно уравновешенный Андрей Клюев пришел в оторопь: ему перезвонил Янукович и сообщил, что завтра летит в Харьков на съезд депутатов всех уровней, и просит написать ему выступление на съезде. И это — в то время, когда боевики уже взяли в окружение парламент, исчез Захарченко, разбежалась вся охрана правительственных зданий, Кабмин перешел под контроль боевиков! А Янукович вместо осознанных действий по спасению страны от ползучего переворота летит в Харьков! Бросает столицу! Все это, скорее, походило на бегство, чем на продуманные действия по спасению страны. Ошарашенный Клюев на автомате, по инерции ответил, что он мог бы сам написать выступление Януковича. Президент помолчал и предложил ему подъехать в Межигорье.

Там уже находился глава парламента Владимир Рыбак. Они ужинали. Но толком завершить трапезу Янукович, Рыбак и Клюев не успели. Вошел начальник охраны и сообщил, что боевики «майдана» выдвинулись в сторону Межигорья. Президент тут же дал команду отложить вилки и готовить вертолеты для вылета в Харьков. Вместе с ним туда улетели Клюев и Рыбак. В Харьков Янукович прилетел на трех вертолетах, загруженных под завязку самым ценным имуществом из Межигорья. Был еще и самолет с вещами президента. Янукович остановился в правительственной резиденции, а Клюев и Рыбак — в гостинице. Там же остановился и экс-премьер Николай Азаров, который прилетел в Харьков незадолго до президента.

А теперь представьте себе поразительную по своей беспомощности картину: в Харькове собрались президент Виктор Янукович, лидер правящей Партии регионов и экс-премьер Николай Азаров, глава парламента Владимир Рыбак, руководитель администрации президента Андрей Клюев. Их ждут съехавшиеся на форум областей юго-востока страны депутаты всех уровней. Ждут их реакции на переворот. В такой ситуации Януковичу было бы логично встретиться, наконец-то, со своим ближайшим окружением и откровенно обсудить критическую ситуацию. Однако вместо этого президент, как нашкодивший малыш, фактически прятался от них. Ничего не сообщает о своих планах либо просто дезинформирует всех, как с указанием собираться в Донецке. Вот и Николая Азарова он пригласил в администрацию президента до своего отлета в Харьков, а сам взял и улетел. Азаров уже на крыльце своей резиденции узнает от охраны, что Янукович собирается лететь в Харьков. Бывшему премьеру удалось найти частный самолет, на котором он вылетел в Харьков вдогонку за Януковичем. Позже он сам признает, что ему и в голову не приходило, что уже не вернется на свою дачу, не вернется в Киев. И даже не встретится с Януковичем в Харькове. Во время пресс-конференции по случаю презентации его книги в редакции газеты «Комсомольская правда» экс-премьер вспоминал: «Думал ли я тогда, что в стране произошел государственный переворот? Конечно, нет, — я полагал, что боевикам удалось блокировать, а может, и захватить здания Правительства, Администрации Президента, Верховного Совета, но такое, или почти такое, уже было в декабре 2004 года, в начале декабря 2013 года. Мы теряли контроль над центром столицы, но, в целом, власть в стране сохраняла управление. А сейчас есть законный Президент, есть, наконец, соглашение об урегулировании кризиса, где гарантами выступают Германия, Франция, Польша, так что, естественно, это временное осложнение ситуации — полагал я».

Но надеждам Николая Азарова не суждено было сбыться. В Харькове его ожидало еще одно потрясение, когда он узнал от Владимира Рыбака, что Янукович отказался от выступления на съезде и от встречи с ним. «Мне это было непонятно. В Харькове все правоохранительные органы, воинские части были настроены на защиту Конституционного порядка, население активно поддерживало Антимайдан, и Янукович мог бы, как законный Президент опереться на это, вдобавок — мобилизовать верные ему части в Донецке, Луганске и потребовать от заговорщиков и от стран-гарантов соблюдения Соглашения от 21 февраля. Правда, к тому времени нам было известно, что заговорщиками были сформированы специальные группы для захвата Януковича, перед которыми была поставлена задача физического его уничтожения. В сам же Харьков автобусами выехало около тысячи боевиков, задачей которых было подавить сопротивление окружения Януковича. Как бы там ни было, мне стало ясно, что в Харькове оставаться нельзя, и я в ночь с пятницы на субботу автомашиной поехал в Белгород», — продолжал свой рассказ о последних днях в Харькове Николай Азаров.

Режим Януковича агонизировал. И Андрей Клюев, и Владимир Рыбак понимали это умом, но по инерции всю ночь старательно писали выступление Януковича на съезде депутатов всех уровней. Еще теплилась надежда, что это не финал власти «регионалов». В Харькове — крупнейший военный округ, тут вся власть — в руках их однопартийцев. Губернатором был Михаил Добкин, один из наиболее ярких политиков правящей партии. Мэром — его соратник Геннадий Кернес. Тут собрались депутаты всех уровней и ждали внятных объяснений, что делать, как спасать страну от заговорщиков. Того же ожидали от своего лидера и его соратники по партии, по власти. Ждали откровенного разговора, обсуждения плана действий. Хотели знать, как он собирается воспользоваться присутствием в Харькове депутатов всех уровней из юго-восточных регионов страны.

О чем же думал президент в это время? Чем были заняты его мысли? Частично ответы на эти вопросы можно найти в одном из интервью губернатора Харьковской области Михаила Добкина, которое он уже после переворота дал редактору сайта «Левый берег» Соне Кошкиной. Михаил Добкин встречал Януковича в аэропорту в день прилета из Киева в Харьков и долго беседовал с ним с глазу на глаз в резиденции. Михаил Добкин прекрасно понимал, что, уехав из Киева, Янукович потерял контроль над страной. Бросать столицу в разгар кризиса было не только недальновидным шагом, но и просто глупостью. У президента оставались верные ему воинские части, спецназ СБУ и деятельный глава этого ведомства Александр Якименко. В таких случаях немедленно собирается весь силовой аппарат, возвращается на место министр МВД Захарченко или смещается со своего поста и назначается верный человек. У Януковича было достаточно сил, чтобы противостоять вооруженному мятежу. В столице находился свезенный со всех уголков Украины «Беркут», внутренние войска. Но не противодействие «майдану» занимало ум президента: он пытался лично выскочить из устроенной ему Западом ловушки. О стране Янукович совсем не думал, как и о своих однопартийцах.

Переворот на Украине фактически начался 20 февраля, когда МВД не сумел организовать отпор путчистам, устроившим на «майдане» расстрел как своих, так и правоохранителей. МВД «посыпалось» сразу после того, как заместитель командующего внутренними войсками МВД демонстративно отказался выполнять приказы о передислокации милиционеров и раздаче им оружия. Он прямо заявил главе СБУ Якименко, что отказывается стрелять по боевикам и уводит своих людей из правительственного квартала. Тут бы и вмешаться министру, а его не было, и он даже не был в курсе того, что его подчиненные отказываются выполнять прямые приказы. Захарченко никогда не владел ситуацией в своем ведомстве, превратившемся при безвольном министре в контору, откуда свободно уходила вся информация лидерам оппозиции, где все сливалось и продавалось. И никто толком не знал, что ему делать и как себя вести с протестующими. В ситуации полного паралича МВД Янукович принимает катастрофическое для власти решение — лететь в Харьков. Бежит из столицы, провоцируя путчистов на захват власти. Ладно, если бы в Харькове или в Донецке заранее были подготовлены позиции и собраны лояльные власти силы. Но все было с точностью до наоборот: Янукович просто бежал от вороха проблем, которые сыпались одна за другой. Он не мог и не хотел решить их в Киеве. И, тем более, не собирался их решать вне столицы, когда высокопоставленные предатели, окопавшиеся в МВД при Захарченко, вели свои игры и активно сотрудничали с лидерами «майданной» оппозиции.

Во время разговора с губернатором Михаилом Добкиным Янукович все время повторял: «Ситуацию необходимо урегулировать мирным путем, никого нельзя убивать, ни в коем случае нельзя стрелять. Мы найдем способ разрешения… У меня есть гарантии президентов США, России…» И тут же твердил: «Мы самоорганизуемся здесь, в Харькове, и дадим им отпор». Михаил Добкин внимательно слушал сбивчивые объяснения гаранта, но в мыслях у него проносилось совсем другое: «Ну, ладно, я бы завел разговор о самоорганизации — еще понятно, но когда это говорит человек, который еще вчера командовал страной и — легким движением руки — мог что угодно сделать, а вот теперь он ведет речь о важности самоорганизации… Глупо, конечно. Хочется спросить: а чем вы занимались вчера, позавчера? А где вчера и позавчера была подконтрольная вам милиция? Ну, и т.д.»

Опытному политику стало понятно, что президент настолько растерян и сбит с толку, что просто несет чушь. Он не собирался ни встречаться с прибывшим в Харьков Николаем Азаровым, ни обсуждать ситуацию со своими соратниками Рыбаком и Клюевым, ни вызывать к себе командующего Харьковским военным округом и руководителя местного управления СБУ. С ним не прибыли руководители силовых ведомств. Шел сбивчивый и странный монолог совершенно потерянного человека.

Добкин уже тогда решил, что пора прощаться с Януковичем и думать о собственном выживании. Губернатор уже искал способ избавиться от приглашенных в Харьков депутатов, не потеряв лица. И отказ Януковича выступить на съезде давал ему такую возможность — быстро закрыть съезд и отправить всех по домам, свалив все это на Януковича. Вот почему он подталкивал президента к решению отказаться выступить на съезде.

Но, отвечая на этот вопрос журналиста, Добкин слукавил: «Опасался публичного позора. Представьте: семь десятков телекамер — наших и российских. В зале — сотни делегатов, все читают интернет, все понимают, что происходит. И вот, выходит Виктор Федорович и выступает так, как будто ничего не произошло. Если честно, я боялся, что его, как минимум, освистают. Это — как минимум. И все это — под камеры, в Харькове…. Ну, представь, какие последствия для партии… Он был не в адеквате. И я — для его же блага — постарался его изолировать. Понимаете, когда мы только приехали в резиденцию, начали разговор, он еще был такой напыщенный — ну, как обычно: монументальная скала такая, неприступная. Но уже потом, после всех этих ночных звонков, после нашего разговора, это был маленький съежившийся человек… Все-таки мы много лет вместе работали, и я бы не хотел — ну, просто по-человечески это неправильно — чтоб его еще кто-то таким, кроме меня, видел. Это попросту непорядочно, не мог я так поступить», — рисовался губернатор.

На самом деле опытный политик сразу все понял: президент просто сбежал из Киева, подло и трусливо, захватив с собой самые ценные вещи. Но, как и у всякого раздавленного обстоятельствами человека, у Януковича теплилась надежда, что все как-то рассосется и образумится. Он почему-то полагал, что гаранты подписанного 21 февраля соглашения с оппозицией не оставят его в беде. Но те, заранее подстраховавшись, сразу же бросили Януковича: глава его администрации Андрей Клюев пытался связаться по телефонам с подписантами соглашения, но все телефоны Штайнмайера не отвечали. Игнорировал звонки и Сикорский. Янукович так и не понял, что расстрелом «майдана» коллективный Запад послал ему черную метку. Массовая бойня на «майдане» означала приговор его режиму. Инстинктивно Янукович понимал это и бросился спасаться бегством из Киева, поближе к российской границе. Но духу не хватило откровенно и открыто об этом поговорить даже со своими соратниками. Да что там соратники?! Он и наедине с собой, наверное, отказывался признать, что его элементарно обвели вокруг пальца, что он позорно и постыдно все профукал, проиграл, выглядел идиотом в глазах своего ближайшего окружения.

Продолжение в книге «Янукович сдал - госдеп принял. Как Россия потеряла Украину».

Новости партнеров