Полная версия

Кому на Белой Руси жить хорошо?

  Просмотров: 451


«Палаточники» и «колхозные сенаторы» могут себе позволить шопинг в Польше и отдых на море, а простые белорусы – макароны и труд на даче. Пресловутая «белорусская модель» до боли напоминает латиноамериканскую.

Александр Лукашенко во время президентской кампании 2010 года приказал повысить среднюю зарплату по республике до культовых $500 (!) – c тех пор зарплатный рекорд остаётся недосягаемой высотой для прорабов белорусского «рыночного социализма». Номинальная начисленная средняя зарплата белорусских работников, о которой сообщает Белстат, является средней температурой по больнице.

«Вы кушаете капусту, я кушаю мясо, а вместе мы едим голубцы», - примерно так и выглядят рассуждения на тему «среднестатистических» белорусских зарплат.

На днях один из Телеграм-каналов сообщил, что средняя зарплата белорусских «палаточников» - членов Палаты представителей Национального собрания, которых якобы выбрали белорусы своими представителями в законодательном органе, составляет 3687 белорусских деноминированных рублей ($1700 в эквиваленте). Примерно столько же получают белорусские министры и приравненные к ним лица без учёта «конвертов на лечение» и прочих поощрений, не учитываемых в зарплатных ведомостях.


«Большой пенсией» в Белоруссии считается эквивалентная $250 – её получают те, кто всю жизнь ударно работал, причём на немаленьких должностях. Такую пенсию получает бывший замгендир одного из белорусских заводов, успевший построить дачу – там он отдыхает летом, потому что неделя-другая на море для него с супругой является роскошью, на которую надо копить целый год.

Белорусский публицист Светлана Васильева на сайте издания «Витебский курьер» описывает типичную картину существования провинциалов постсоветской республики, на которую предлагают равняться российские оппозиционеры вроде Геннадия Зюганова из КПРФ. Конечно же, глава Белстата в очередной раз может заявить о неприемлемости учёта «личной инфляции» при наличии «официальной инфляции». Однако что может быть ближе миллионам белорусов – те мифические «средние» цифры, которыми оперирует государственный статкомитет или их личные кошельки и ценники на прилавках в их городе?

«50-летняя Арина, которая работает в сфере культуры без малого 30 лет, рассказала нам, что в «культуре» никогда не было какого-то заметного роста зарплат. К примеру, в декабре 2018 года после уплаты подоходного налога, профсоюзного взноса и пенсионных отчислений на руках у женщины осталось 405 рублей («грязными» начислили чуть больше 470 рублей). Арина живет одна в 2-х комнатной квартире в обычной «хрущевке» с еще советским ремонтом. Взрослые дети, сын и дочь, давно уехали из страны», - описывает Васильева историю одной из жительниц Витебска – крупного областного центра на границе с Россией.

По словам героини повествования, её зарплаты хватает на «коммуналку», оплату проезда, мобильного телефона и интернета: «За декабрь с учетом электроэнергии пришлось оплатить за коммунальные услуги почти 70 рублей. Помимо этого, 15 рублей ушли на мобильник, 10 рублей за интернет и почти 25 рублей на покупку проездного».

Ещё около 40 рублей уходит на необходимые лекарства, мелкие хозяйственные предметы, парикмахерскую, товары личной гигиены и ухода за собой: «Я аллергик по жизни, да и давление в последние годы дает о себе знать. Здесь, к сожалению, без лекарств никак не обойтись. Хотя стараюсь по мере возможности лечиться народными средствами».

Небольшую сумму занимают расходы на работе, после которых остаётся 230 белорусских рублей - то есть чуть больше 7 рублей на день, что составляет примерно $3,5 в эквиваленте. На них и живёт работница белоруской культуры.

«У меня нет культа еды. Копчености, колбасу, маринады и консервы мне не нужны, это дорого и вредно. К сожалению, приходится экономить на фруктах, но иногда беру недорогие бананы и клементины. Овощи ем регулярно – капусту, свеклу, картошку. Пачку сливочного масла покупаю почти на месяц и использую очень экономно. Одной тушки курицы хватает на три недели. Иногда для разнообразия покупаю макаронные изделия, - рассказала она. - У моих соседей есть дача. Супружеской паре далеко за 70 лет, они с большим удовольствием принимают мою помощь, за которую рассчитываются овощами и ягодами».

Уехавшая в Польшу дочь присылает матери свои вещи. Что-то из обновок приобретается на польских распродажах. По её словам, дачу себе она позволить не может даже в кредит.

Зато «слуги народа» обзаводятся недвижимостью на миллионы долларов, выстраивая «царские посёлки» около областных центров. Самый знаменитый из них – Дрозды, безвкусный аналог российской Рублёвки.

Коттеджный посёлок Веснинка («Дрозды-2») на окраине Минска – наглядный пример типично латиноамериканской модели, реализованной в Белоруссии. Около каждого областного центра есть такие «царские посёлки», где от презрения и гнева белорусских пролетариев скрываются местечковые элитарии – чиновники, силовики и, конечно же, предприниматели, так как даже бизнес средней руки в условиях «рыночного социализма» невозможно вести без специфических отношений с властями.

Все остальные живут в бетонных трущобах, построенных преимущественно во времена СССР и «уплотнённых» во времена РБ. В черте областных центров есть также частный сектор, о соответствии которого придуманного госпропагандистами статусу «центра Европы» красноречиво свидетельствуют «удобства на улице».

Сами пропагандисты (или «идеологи», как их официально называют) предпочитают не афишировать свою жизнь за высокими заборами в специальных гетто, за шлагбаумы которых простых смертных попросту не пропускают. Так обустроился, например, невыбранный народом «колхозный сенатор», пропагандист и соучастник политических репрессий, «литвин» (по его самоидентификации) и «настоящий белорус» (по его идентификации хозяином) Геннадий Давыдько. На простейшие вопросы о происхождении роскошной недвижимости он не может дать вразумительных ответов и даже раздражается интересом налогоплательщиков к его доходам и собственности.

Хорошо жить в Белоруссии, судя по данным Белстата о доходах, менее чем полупроценту работников – то есть такой численности населения, которую социологи учитывают как статистическую погрешность. Как живут все остальные – доподлинно неизвестно, так как социология в Белоруссии огосударствлена и неудобные для властей вопросы табуированы.

Егор Свиридов

Новости партнеров
Загрузка...



 


Загрузка...