Полная версия

На деньги «Газпрома»: Базы НАТО возьмут под прицел весь юг России

  Просмотров: 815

Украина планирует создать в Северодонецке и Мариуполе две базы по стандартам НАТО, сообщил в интервью изданию Kyiv Post министр обороны Андрей Загороднюк. По его словам, эти два военных объекта начали возводиться в «чистом поле».

Он также добавил, что в нынешнем году его ведомство завершит строительство бригадного городка на полигоне «Широкий лан» в Николаевской области.

«Одним из приоритетов деятельности новой команды министерства обороны Украины является развитие строительства инфраструктуры. Мы планируем построить несколько качественных инфраструктурных объектов, чтобы все знали, что у нас тоже могут быть военные базы по стандартам НАТО. В частности, это два объекта, которые мы строим в чистом поле. Это будут военные базы: одна — в Мариуполе, другая — в Северодонецке», — заявил министр.

Напомним, что на прошлой неделе Госсекретарь США Майк Помпео в украинской столице встретился с президентом Владимиром Зеленским, и заявил, что Вашингтон продолжит оказывать всестороннюю поддержку Украине в ее стремлении вступить в НАТО. Почти наверняка эти события связаны, и Помпео, скорее всего, обещал поддержку не только моральную. Но что значит «базы по стандартам НАТО», и чем они могут быть опасны Донбассу, а главное — России?

— Провозглашённый официальным Киевом курс Украины на вступление в НАТО ни для кого секретом не является, — напоминает историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский.

— И это значит, что не может быть ничего удивительного в намерении украинских построить военные базы по стандартам Североатлантического альянса…

— Можно ли доверять этой информации? Или «вброс»?

— Прежде всего это — декларация о намерениях. Однако не будем забывать старую добрую мудрость: «Обещать — не значит жениться…». Ибо реализация даже самых благих идеалов в украинских условиях уже не раз превращалась в нечто среднее между уродливой карикатурой и жалкой пародией на них.

— Министр обороны Украины заявил, что одним из приоритетов деятельности новой команды министерства является развитие строительства инфраструктуры. В чем, по-вашему, заключаются эти приоритеты?

— Курс на вступление Украины в НАТО означает превращение страны в плацдарм альянса в юго-западном подбрюшье России. Стратегия альянса простая: вначале сосредоточение техники и прочих материальных ценностей, после чего — переброска воинского контингента, и такая схема уже применялась неоднократно. Соответственно на украинском плацдарме будут концентрироваться ресурсы, которые в перспективе понадобятся для недружественных действий против России вплоть до прямой военной агрессии. И работы в этом направлении уже ведутся: модернизируются порты в Ильичёвске (переименован бандеровцами в Черноморск) и Южном под Одессой, электрифицируется Линия Гуты Шерокоторовей (железнодорожная магистраль советских стандартов, начинающаяся в Ковеле и протянувшаяся вглубь польской территории на несколько сотен километров почти под самую германскую границу), строится военно-морская база в Николаеве. 

— Почему Мариуполь и Северодонецк?

— Во-первых, конфликт в Донбассе никто не отменял. Во-вторых, Мариуполь наряду с Бердянском относится к ключевым точкам для контроля над акваторией Азовского моря: из-за особенностей дна перекрыть фарватер в этих местах очень легко. А что касается Северодонецка, то не будем забывать, что приграничном Чертковском районе Ростовской области автомобильная и железнодорожная магистрали «Москва — Ростов», а также несколько мощных газопроводов (включая экспортные) с компрессорным узлом в Сохрановке проходят менее, чем в сорока километрах от подконтрольной Киеву территории. Да, кстати, вспомним что летом 1942 года через Чертковский район гитлеровцы наносили удар в излучину Дона с выходом к Сталинграду и на Кавказ. Представляете каким лакомым куском для заокеанских стратегов является оккупированный бандеровцами север Луганщины? Ведь это же прекрасная возможность в первые часы конфликта нарушить основную часть сообщения с Югом России, оставив лишь узкое «бутылочное горлышко» в Волгограде! И, наконец, Мариуполь и Северодонецк обладают прекрасной транспортной логистикой: это тоже очень важно.

— Насколько это может быть тревожный сигнал для Донбасса? Чем республики и Москва могут ответить?

— Прежде всего это тревожный сигнал для России: самый опасный удар по Крыму наносится в излучину Дона. Поэтому обезопасить себя можно лишь отбросив бандеровцев из Донбасса за линию Купянск — Изюм — Бердянск, а также вернув Крым в границы 1917 года. Насчёт последнего: история не раз доказывала, что контроль над междуречьем Дона и Днепра — единственная гарантия неприступности всего, что находится к югу от Перекопа и Чонгара. А кроме того, для меня нет Тавриды без принадлежавших ей в царское время Мелитополя, Бердянска и Каховки…

— В принципе, никакой «информации» исходящей из Киева уже давно доверять нельзя, — уверен обозреватель ИА News Front, военный эксперт Юрий Селиванов.

— По той простой причине, что речь идет о де-факто тоталитарном режиме, который подавил политическую свободу и преследует граждан за их убеждения и даже за высказывания в интернете. К такому режиму понятие «информации» в общепринятом смысле неприменимо. Все, что исходит из Киева, суть «агитпроп» режима, то есть его агитация и пропаганда. Мера правдивости которой соответствует только его политическим потребностям и вполне может равняться нулю.

В данном случае, властям необходимо как-то объяснить гражданам абсолютно нищей страны как будут потрачены такие фантастические для неё деньги, полученные от России в качестве «газового долга». Причем, объяснить политкорректно, чтобы народ почувствовал «неустанную заботу партии и правительства». Ну, а раз так, то, о чем еще говорить, кроме медицины и ремонта дорог? Вот они и говорят о том, что от них хотят услышать. Однако во всей этой бутафории можно усмотреть и кое-что реальное. Обратите внимание вот на что. 4 февраля президент Зеленский заявил, как именно он собирается потратить эти деньги:

«Мы планируем дополнительно направить средства на строительство дорог — это наш инфраструктурный приоритет, на другие инфраструктурные проекты, на медицинскую сферу и энергоэффективность».

Ключевые слова здесь, причем довольно размытые — «инфраструктурный приоритет». И кто, как вы думаете, первым откликнулся на эту инициативу? Министр обороны Украины! Который тут же объявил о планах строительства именно «инфраструктурных объектов»!

Министр обороны Украины Андрей Загороднюк в интервью изданию KyivPost рассказал, что две военные базы по стандартам НАТО будут построены в Мариуполе и Северодонецке. «Мы планируем построить несколько хороших инфраструктурных объектов, чтобы все видели, что у нас также могут быть базы, соответствующие стандартам НАТО». Как видим, министр обороны со своими «инфраструктурными» планами полностью вписался в такую же «инфраструктурную» риторику своего киевского начальника. А из этого можно сделать вывод, что средства, полученные киевским режимом от РФ по решению стокгольмского суда, будут направлены не просто на развитие некой «инфраструктуры», а конкретно на строительство военных объектов в зоне антирусской войны на Донбассе. Нравится нам это или нет, но именно Киев сегодня является хозяином этих денег. И может использовать их так, как сочтет нужным. В том числе и на военные цели. Что ему, с учетом его русофобской и милитаристской природы, свойственно в наибольшей степени.

— Что такое стандарты НАТО? В чем их особенность? Способна ли в принципе украинская армия достигнуть этих стандартов?

— «Стандарты НАТО» это политкорректная фигура речи, которая используется, в основном, в двух случаях. В первом случае самими натовцами, которые, таким туманным способом, популярно объясняют, что некая страна, например, Украина еще не достигла их уровня совершенства и, следовательно, не может быть принята в Североатлантический альянс. Во втором случае, сами такие страны, в т. ч. Украина, доказывают, что они уже достигли указанных стандартов и потому годятся хоть куда, в том числе и в НАТО.

К реальной жизни вся эта фразеология имеет минимальное отношение. Поскольку смена «стандартов», в смысле калибров вооружения и типологии боевой техники, это процесс эпохального масштаба, и он никак не связан с геополитическим статусом той, или иной страны. Например, бывшие страны Варшавского договора уже десятки лет являются членами НАТО, но их армии до сих пор оснащены, в основном, советским оружием. Что же касается «украинской армии», которая при всех её известных недостатках, имеет пятилетний опыт современной войны на Донбассе, с применением новейших систем вооружения, то надо скорее говорить наоборот — о стандартах Украины для войск НАТО, которые в массе своей воевать в таких условиях не умеют.

— О каких базах, по-вашему, может идти речь? Что там будет располагаться? Для чего им эти базы? Почему Мариуполь и Северодонецк? Насколько это может быть тревожный сигнал для Донбасса? Чем это ему может угрожать?

— А вот здесь мы подходим, пожалуй, к самому интересному вопросу. Если я правильно понял киевского министра обороны, то ему не дают покоя, как минимум, два обстоятельства. Во-первых, это шальные деньги, которые он наверняка жаждет «освоить» в максимально полном объеме. Для чего и выдвигает идею о «базовой инфраструктуре». А, во-вторых, перед его глазами наверняка маячит импортный опыт. Те самые «стандарты НАТО», которым в Киеве по любому хотят соответствовать.

Речь, разумеется, о Польше с ее идеями обустройства именно таких стационарных натовских объектов на своей территории. Которые поляки намерены использовать для складирования вооружения и боевой техники американских армейских бригад так называемого «двойного базирования». Или даже для размещения там полнокровных бронетанковых соединений ВС США, как в случае с широко разрекламированный объектом «Форт Трамп». Впрочем, Польша так и не получила согласия Вашингтона на такое размещение американских войск. Украина, как страна воюющая и вообще опасная, его тем более не получит. Тем не менее, соответствовать требованиям для такого размещения — тем самым «стандартам НАТО», Киев пытается. Какой-никакой, но это дополнительный стимул для благожелательной реакции Запада на вечные киевские домогательства о вступлении в альянс.

Однако у этих украинских планов, если допустить наличие хотя бы малой толики серьезности в речах тамошних военных стратегов, просматривается и некое более утилитарное назначение. Дело в том, что крупномасштабные, «инфраструктурные» военные объекты в зоне боевых действий или в непосредственной близости от неё строить не принято. У таких объектов в принципе другое назначение. А именно — военно-полицейское. И сооружаются они в основном на тех территориях, где не планируется вести интенсивные боевые действия. Задача таких объектов — осуществлять жесткий силовой контроль в постконфликтный период. Типичным случаем такого контролирующего объекта является американская военная база «Бондстил» в Косово, которая военно-штабными способами «курирует» военно-политическую обстановку на всей территории этого псевдогосударства.

Если допустить, что киевские власти решили пойти по пути обустройства подобных стационарных объектов на Донбассе, это может означать, что они, а также их американские кураторы, допускают развитие событий в этом регионе по сценарию «замороженного конфликта», о чем в последнее время много говорят на всех уровнях. Любопытно, что эти идеи были озвучены в Киеве тотчас же после того, как там побывал госсекретарь США Майк Помпео. Который, судя по некоторым признакам, не был настроен на поощрение дальнейших военных авантюр киевского режима.

Характерно, что и Мариуполь, и Северодонецк, названные в качестве возможных мест размещение этих стационарных баз, в настоящее время находятся в зоне ведения боевых действий. И соответственно, сооружение там подобных объектов в данный момент невозможно. И будет возможно только в контексте общего изменения военно-политической обстановки в регионе.

Означенный выше сценарий «замороженного конфликта», опробованный на практике в других регионах бывшего СССР и, в частности, в Приднестровье, полностью исключает активные военные действия как способ «урегулирования» проблемы. И заменяет его именно механизмом военно-полицейского контроля, элементом которого и могут быть такого рода стационарные военные базы. Во всяком случае, они вписывают именно и только в такое развитие ситуации.

Я бы даже не стал исключать полностью такой вроде бы совершенно экзотический вариант, что так называемый «газовый долг» России мог быть выплачен Киеву только при условии получения неких гарантий реализации определенных условий по донбасскому урегулированию. Однако, на данном этапе, это не более, чем предположения, степень реалистичности которых будет зависеть от дальнейшего хода событий вокруг Донбасса, характера отношений между РФ и киевской властью и от геополитической обстановки в мире в целом.

Дмитрий Родионов

Источник
Новости партнеров
Загрузка...


Загрузка...