Полная версия

Оппозиция гасит звезды: как оппозиции добиться результатов

  Просмотров: 305

Любопытно, но днем 7 октября в Москве можно было наблюдать яркое солнце и высокое синее небо везде, кроме центра — здесь то моросил, то усиливался холодный дождь. Под этим дождем пытались заявить перед властями свою позицию столичные сторонники оппозиционера Алексея Навального. Общее их число не превышало тысячи человек — «Газета.Ru» визуально сравнивала численность собравшихся с проходившими на том же месте митингами с установленной численностью 22 августа 2010 года в поддержку Химкинского леса и 5 марта 2012 года по результатам президентских выборов.

Протестующие, подавляющее большинство из которых были моложе 25 лет, сначала около часа выкрикивали антиправительственные лозунги у памятника Пушкину, а потом отправились гулять вдоль Тверской улицы — как и предлагал им изначально штаб Навального. Дойдя до Охотного ряда, колонна уткнулась в оцепление из полицейских и ушла в подземный переход. Здесь протестующие, не переставая требовать свободы для Навального, помогали случайно оказавшимся в кутерьме вместе с ними рядом молодым семьям с колясками и дезориентированным иностранцам выбраться из внезапного хаоса. После чего продолжали движение обратно, к Пушкинской площади, но уже совсем утратив организацию. Через два часа практически все разошлись по домам.

Запланированная штабом Алексея Навального на день рождения Владимира Путина акция должна была подтвердить его главное требование: допустить его, сумевшего вне рамок действующего избирательного законодательства организовать сеть региональных предвыборных штабов и заявляющего о возможности собрать более 300 000 подписей в поддержку своей кандидатуры, до выборов президента России в 2018 году.

С формальной точки зрения, политик на это права не имеет, — в связи с ограничениями, связанными с уголовными делами, по которым он проходил последние несколько лет. Логика Навального в том, что массовость и обширное территориальное распространение протестных акций его сторонников вынудят Кремль закрыть глаза на эти несоответствия закону и допустить его до президентской гонки.

Но массовости не получилось. 1000 «школьников» для наиболее среди российских регионов оппозиционно настроенной Москвы — величина ничтожная.

Аналогичная численность была зафиксирована и в Питере. В других регионах количество не превышало пары сотен. Частично объяснением такой низкой явки может служить нахождение самого Алексея Навального и начальника его штаба Леонида Волкова под административным арестом. Еще одной причиной — противоречие во время прошлой аналогичной акции 12 июня, когда недовольных политикой действующих властей оппозиционер волей-неволей столкнул с обычными гражданами, участвовавшими в фестивале «Времена и эпохи», проходившем на центральной улице столице.

Однако основной причиной этой крупной тактической неудачи, по всей видимости, стала заявленная цель акции. В отличие от двух прошлых всероссийских протестных акций, прошедших в этом году, на которых выдвигались требования против коррупции, в этот раз предложенная тема была не «против» коррупции и действующей власти, а «за» — за немедленное освобождение Навального и допуск его к выборам.

На самом деле здесь он (уже не в первый раз) наступил на грабли, традиционные для оппозиционных политиков. Подавляющее большинство из них попадают в ловушку ощущения собственной уникальности.

Даже малейшая общественная поддержка при оппонировании власти заставляет таких политиков чувствовать себя особенными, своеобразными рок-звездами. Вроде Мика Джаггера или Акселя Роуза. Ну или Джастина Бибера, добившегося славы через YouTube.

Между тем, людям на протестных акциях неинтересно, кто там выступает. Люди приходят, потому что хотят видеть сменяемость власти и честность при проведении выборов.

Оппозиционные политики этого, похоже, до сих пор не поняли. Они решили, что граждане пришли смотреть на них и слушать сказанные ими банальности. И продолжили действовать в том же духе, устраивать шоу без особенного практического смысла, постепенно отвратив свою собственную аудиторию от массовых мероприятий.

Сразу вслед за успешными для либералов недавними сентябрьскими муниципальными выборами в Москве четыре городских политических силы — «Солидарность» Ильи Яшина и Константина Янкаускаса, активисты районного самоуправления Юлии Галяминой, тандем Дмитрия Гудкова и Максима Каца и партия «Яблоко» — стали наперебой приписывать успех своим действиям вместо того, чтобы отдать должное обычным неполитизированным москвичам, вставшим под их знамена только лишь с целью защиты своих собственных интересов.

Примерно ту же ошибку совершили и Алексей Навальный, и его штаб. Они решили, что имени и харизмы политика будет достаточно, чтобы заставить граждан оказать фактически силовое давление на власть и шантажом добиться своих требований.

Однако условный оппозиционный избиратель в России по определению горд, самостоятелен, индивидуалистичен и не любит фальшивые ноты.

Он, может быть, и выйдет когда-нибудь на площадь с риском оказаться в автозаке и отсидеть административный двухнедельный арест, какой отбывает сейчас Навальный. Но сделает он это за себя и свои интересы, за что-то большее, чем просто желания того или иного политика. Он сделает это из собственного протеста.

А пока он ждет политика, не питающего особенного восторга в отношении собственной персоны, но готового стать проводником интересов своих избирателей, социальной функцией, а не рок-звездой.

Источник
Новости партнеров