Полная версия

Пакистан — США: Если друг оказался вдруг…

  Просмотров: 445

Между Исламабадом и Вашингтоном в очередной раз резко испортились отношения. И в этот раз не обошлось без поразительного умения президента Трампа ссориться с союзниками.

Друг, который всегда предает

Именно такое определение дал Соединенным Штатам глава МИД Пакистана Хаваджа Асиф. Назвать Вашингтон «другом-предателем» его заставило новое обострение отношений между двумя странами.

Как обычно, постарался Дональд Трамп, большой мастер портить отношения как с соперниками, так и с друзьями. Его первый твит в 2018 году был посвящен не Хиллари Клинтон и не «российскому делу», а отношениям с Пакистаном.

«Соединенные Штаты совершенно напрасно дали Пакистану более 33 млрд долларов за последние 15 лет, — написал он.- Они же не дали нам ничего, кроме лжи и обмана. Они предоставляют надежное и безопасное убежище террористам, за которыми мы охотимся в Афганистане, и почти ничем нам не помогают».

Американскому президенту надоело, что его и его предшественников много лет обманывает руководство дружественной страны. Он считает, что пакистанцы только на словах борются с террористами на своей территории.

У Трампа, надо отдать ему должное, слова временами не расходятся с конкретными делами. Уже 4 января Госдеп США объявил о замораживании помощи Пакистану. По словам представительницы внешнеполитического ведомства Хизер Ноэрт, деньги будут заморожены до тех пор, пока правительство Пакистана не начнет на деле бороться с такими террористическими организациями, как талибы и сеть Хаккани.

Конкретные цифры озвучены не были. Большинство специалистов сходятся во мнении, что речь идет о замораживании $ 900 млн из «Фонда поддержки коалиции» (CSF), которые являются компенсацией за то, что пакистанские войска воюют против террористов на своей территории. Наверняка пакистанцы не получат и военную помощь в размере $ 255 млн.

В тот же день Ноэрт сообщила и о занесении Пакистана в черный список за «серьезные нарушения свободы религии». Этот жест в отличие от замораживания помощи носит, впрочем, символический характер и никакими карательными мерами Пакистану не угрожает.

На следующий день, в пятницу, Хаваджа Асиф заявил в интервью Wall Street Journal (WSJ), что Америка сделала из Пакистана «мальчика для битья», чтобы скрыть собственные ошибки в Афганистане. Главный пакистанский дипломат также намекнул, что действия США скорее всего негативно повлияют на сотрудничество между США и Пакистаном в таких вопросах, как, например, обмен разведывательной информацией. Пакистанская разведка ISI, как сообщили Financial Times чиновники в Исламабаде, действительно перестала делиться с союзниками разведданными из приграничных районов с Афганистаном. Теперь Пентагону придется полагаться только на воздушную разведку, возможности которой ограничены.

«Теперь у нас нет никакого союза с США, — подчеркнул Асиф. — Союзники так себя не ведут».

Естественно, не стал молчать и премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси. Он заявил, что не может быть более ошибочного утверждения, чем слова Трампа о том, что пакистанцы поддерживают международный терроризм. Исламабад, по его словам, продолжает проводить военные операции по вытеснению террористов со своей территории. В боях с боевиками и терактах с 2001 года погибли 17 тыс. пакистанцев. Аббаси уверен, что Пакистан не просто воюет с террористами, но и является мировым лидером в борьбе с ними и находится на «переднем крае войны с терроризмом».

Удар в спину

Конечно, Дональда Трампа можно обвинять в том, что он обидел пакистанцев и подталкивает Исламабад к разрыву отношений с Вашингтоном. Но справедливости ради следует сказать, что он далеко не первый американский лидер, который пытается разобраться с «ненадежными» союзниками и надеется воздействовать на них угрозами заморозить выделение помощи. Его предшественник, к примеру, тоже пытался давить на Исламабад при помощи денег. В 2011 году администрация Барака Обамы заморозила выделение Пакистану $ 800 млн экономической помощи, а в 2016 — еще $ 350 млн военной помощи, но ничего не добилась.

Соединенные Штаты одними из первых установили с Пакистаном дипломатические отношения. Произошло это 20 октября 1947 года. В начале 50-х годов прошлого столетия госсекретарь США Джон Фостер Даллес отвел Пакистану роль барьера на пути продвижения Советского Союза к Индийскому океану. В 1954 году ВСША и Пакистан подписали Договор о взаимной обороне, после чего пакистанцы начали вступать в антикоммунистические организации и союзы, возглавляемые США (SEATO, CENTO). В том же году Америка начала помогать союзнику как в экономической, так и в военной сфере.

Первый этап отношений продлился почти 11 лет. За это время Соединенные Штаты оказали Пакистану экономической помощи почти на $ 2,5 млрд, а военной — на $ 700 млн. В те годы отношения были безоблачными, Пакистан называли «самым главным союзником» Америки.

В 1965 году, после второй индо-пакистанской войны, президент Линдон Джонсон ввел эмбарго на поставки оружия Пакистану и прекратил оказывать ему военную помощь. Следующие 16 лет помощь оказывалась эпизодически и была незначительной.

В 1977−79 годах администрация Джимми Картера полностью прекратила помогать Исламабаду. Причиной стала тайная ядерная программа Пакистана и работы по обогащению урана. К тому же периоду относятся известные слова тогдашнего премьер-министра Пакистана Зульфикара Али Бхутто, заявившего, что Исламабад создаст атомную бомбу, даже если пакистанцам «придется есть траву».

В 1982 году администрация Рональда Рейгана возобновила помощь Пакистану по уважительной причине — в Афганистан вошли советские войска. Следующие восемь лет пакистанцы буквально купались в американских миллиардах. Они получили военную помощь на $ 2 млрд и экономическую на $ 3 млрд. Вашингтон в те годы активно разжигал антисоветские настроения в Афганистане при помощи пакистанской армии и ISI.

В 1990 году США вновь приостановили помощь, потому что Пакистан очень энергично работал над ядерной программой. Впрочем, Вашингтон знал о ней много лет. Считается, по крайней мере, в самом Пакистане, что США прекратили помогать пакистанцам, потому что добились своего и очистили Афганистан от советских войск.

Следующее десятилетие Вашингтон то выделял Исламабаду незначительную помощь, то вводил жесткие санкции за ядерную программу. «Звездный час» Пакистана наступил в 2001 году, когда американцы вошли в Афганистан. Уже в 2002 году Белый дом возобновил оказание помощи. С тех пор Исламабад получил от Америки более $ 33 млрд. Две трети, почти $ 21 млрд составила военная помощь: $ 4,5 млрд по программе «Иностранного военного финансирования» (FMF) и около $ 15 млрд из CSF. Только в 2016 году, по данным Агентства США по международному развитию (USAID), Вашингтон оказал Пакистану помощь в размере $ 778 млн, из которых 35% была военная помощь, а остальная — экономическая.

Несмотря на немалые деньги, а по расчетам исследователей, США оказали за семь десятилетий Пакистану помощи в общей сложности примерно на $ 70 млрд, им так и не удалось не только сделать из него настоящего союзника, поскольку каждое охлаждение отношений приводило к дефициту доверия, но и изменить его поведение.

Первый раз в Пакистане решили более трезво относиться к отношениям с США еще в 1962 году во время индо-китайского пограничного конфликта, когда администрация Кеннеди решила оказать Индии военную поддержку. Президент Пакистана Айюб Хан в сердцах даже заявил, что Вашингтон вонзил нож в спину союзника.

Продолжение следует

Наблюдатели считают, что Белый дом одним отказом в помощи не ограничится. Следующим шагом вполне может стать лишение Пакистана статуса основного союзника Америки вне НАТО (MNNA), который он получил в 2004 году за помощь, оказанную американцам в Афганистане.

С учетом зацикленности американцев на санкциях, можно предположить, что Вашингтон введет их против отдельных представителей пакистанской армии и спецслужб, связанных, по мнению ЦРУ, с террористическими организациями. Высока вероятность санкций и в отношении пакистанских банков и финансовых организаций, которые, как считают в Вашингтоне, задействованы в отмывании денег. Эксперты не исключают и активизацию полетов американских дронов, причем, не только над племенными территориями на северо-западе, но и с расширением зоны ударов вглубь страны. Дроны, к слову, являются одним из наиболее спорных вопросов в отношениях между США и Пакистаном, потому что от их ударов часто гибнут не только бандиты и террористы, но и мирные жители.

Еще один верный способ больно ужалить пакистанцев — относиться к всесильной ISI, так же, как в Вашингтоне относятся, скажем, к Корпусу Стражей Исламской революции или Хезболле. В качестве последней меры Белый дом может официально объявить Пакистан государством, поддерживающим международный терроризм.

Конечно, это Америка помогает Пакистану, а не наоборот, но в колчане у Исламабада тоже есть острые стрелы. Кроме обмена разведданными и обычного в таких случаях сокращения визового обслуживания американских дипломатов и граждан США, а также выборочной высылки граждан США из страны, Пакистан может довольно ощутимо ударить Штаты в сфере логистики. Речь идет, конечно, о наземных, морских и воздушных маршрутах на территории и в воздушном пространстве Пакистана, по которым американцы снабжают всем необходимым, включая, естественно, оружие и военную технику, свой контингент в Афганистане. За каждый грузовик с припасами Исламабад получает $ 1500-$ 1800. Не менее щедро компенсирует Вашингтон и использование воздушного пространства Пакистана.

Путь через Пакистан — самый короткий, дешевый и приемлемый способ доставки припасов в Афганистан. Северный маршрут через Россию, уже использовавшийся во время обострения отношений с Пакистаном, сейчас ввиду плохих отношений между Москвой и Вашингтоном для Пентагона, конечно же, закрыт. Поэтому закрытие Пакистана для транспортных колонн с грузами для Афганистана, может оказаться очень болезненным ударом для США.

Пакистан уже неоднократно пользовался этим оружием, доказавшим свою эффективность. В 2011 году, например, после того, как американцы случайно разбомбили контрольно-пропускной пункт на афгано-пакистанской границе, Исламабад закрыл для США перевалы. Снабжение было восстановлено лишь в 2013-м после того, как Вашингтон извинился за тот инцидент.

Есть, конечно, еще два пути снабжения американских войск в Афганистане в обход Пакистана и России. Первый — через иранский порт Чабахар, где начинается транспортный коридор между Ираном, Индией и Афганистаном. Дели, который пользуется в Чабахаре двумя причалами, в октябре прошлого года уже отправил в Афганистан первый груз пшеницы. Однако этот маршрут так же, как российский, представляется крайне маловероятным ввиду очень плохих отношений между Вашингтоном и Тегераном. Американцам придется просить о помощи индийские компании, но Иран, если и пропустит грузы, то только не оружие и военную технику. С другой стороны, этот вариант поможет углубить отношения с Индией, в которой США заинтересованы как в противовесе Китаю.

Второй маршрут поставок грузов американскому контингенту в Афганистане — через разветвленную сеть линий снабжения в Центральной Азии и главным образом, через Узбекистан, но и здесь речь может идти о топливе, оборудовании, продуктах, строительных материалах, т. е. нелетальных грузах. Что же касается летальных грузов и военнослужащих, то их придется доставлять по воздуху с военных баз в Персидском заливе: Аль-Удейд и Аль-Сайлия в Катаре, Кэмп Арифджан в Кувейте или базы ВМФ в Бахрейне.

В любом случае, все варианты сильно уступают по всем параметрам пакистанскому маршруту.

«Альтернативные пути доставки американских припасов в Афганистан дороже в 7−8 раз», — объясняет Мошарраф Зайди, советник министра иностранных дел Пакистана в 2011−13 годах. Это значит, что Исламабад при желании может существенно повлиять на исход и без того крайне тяжелой для Америки войны в Афганистане, которая длится уже 17-й год и давно превратилась в борьбу в сфере логистики. В пользу Вашингтона, правда, то обстоятельство, что размах боевых действий в Афганистане сейчас не идет ни в какое сравнение с нулевыми годами. Достаточно сказать, что участие США в войне на территории Афганистана после 2012 года сократилось почти в 10 раз.

В августе 2017 года Дональд Трамп объявил о новой стратегии в Афганистане. Пентагон планирует уже в феврале отправить туда, по информации WSJ, дополнительные дроны и еще тысячу военных советников. Всего же численность американского контингента в Афганистане, по плану Трампа, должна увеличиться на 3−4 тыс. военнослужащих. Таким образом, там будут находиться около 14 тыс. американских солдат и офицеров.

Одновременно президент Трамп попытался в который уже раз уговорить Пакистан присоединиться к «реальной» вооруженной борьбе с движением «Талибан». Для уговоров во второй половине 2017 года в Исламабад приезжали с десяток высокопоставленных чиновников администрации Трампа во главе с госсекретарем Рексом Тиллерсоном и министром обороны Джеймсом Мэттисом. Однако единственным результатом переговоров стали лишь общие заявления о желании Исламабада воевать вместе с американцами с террористами.

Даже с учетом «двойной игры», которую, как утверждают в Белом доме, ведет Пакистан, эта страна крайне важна для американцев в их войне с международным терроризмом. Если забыть логистику, то Исламабад может закрыть свои военно-воздушные базы для американских дронов. В запасе у него и серьезная угроза дальнейшего сближения с главными американскими противниками: Китаем и Россией.

В Пекине, конечно, рады

В Поднебесной новостям об очередном обострении отношений между Пакистаном и США, конечно, рады. Китай, естественно, попытается заполнить созданный уходом Америки вакуум и в Пакистане. Не случайно, через считанные часы после решения Вашингтона заморозить выделение помощи, объявленного постоянным представителем США в ООН Никки Хейли, Пекин официально выступил в защиту Пакистана и заявил о планах по ускорению осуществления Китайско-Пакистанского экономического коридора (СРЕС).

«Пакистан сделал огромные усилия и пошел на громадные жертвы в войне с международным терроризмом, — заявил представитель МИД КНР на брифинге в Пекине. — Он внес выдающийся вклад в дело борьбы с терроризмом».

Отношения между Пакистаном и КНР имеют долгую историю. На протяжении нескольких десятилетий они остаются стратегическими и торговыми партнерами. Желая подчеркнуть крепость отношений, в Исламабаде и Пекине их называют «всепогодными».

Пакистан важен для Китая как союзник не только против США, но и против Индии. Исламабад, конечно, тоже трудно заподозрить в альтруизме во всепогодной дружбе с Поднебесной. Он использует союз с Китаем как контрбаланс против США и своего главного противника — Индии.

Пекин в отличие от Вашингтона не заваливает Исламабад миллиардами долларов помощи, но он обеспечивает солидную экономическую поддержку в виде инфраструктурных и иных проектов. Китай вложил в пакистанскую экономику порядка $ 55 млрд. Здесь, правда, есть один нюанс: если помощь США, пусть и нерегулярно, оказывают на безвозмездной основе, то китайские проекты загоняют Исламабад в большие долги, которые рано или поздно придется возвращать.

С другой стороны, многочисленные сторонники дружбы с Пекином указывают на определенное идеологическое сходство между странами. В отличие от американцев китайцы не обращают внимание на ситуацию с правами человека в Пакистане.

Исламабад стоит мессы

Конечно, Вашингтон не намерен отдавать Пакистан Китаю без боя. Главная причина, помешавшая Белому дому несмотря на десятки миллиардов долларов помощи убедить Пакистан изменить политику, заключается в том, что страны проводят очень разную внешнюю политику. До конца 80-годов прошлого века главной задачей США в Южной и Юго-Восточной Азии было противостоять наступлению СССР к теплым водам. Исламабад соглашался играть отведенную ему Вашингтоном роль буфера на пути Советского Союза до тех пор, пока это помогало выполнению его главной цели: «получить мощь» извне для нейтрализации Индии.

На сторону Китая Пакистан перешел в начале 60-х годов прошлого столетия, когда выяснилось, что у них одна стратегическая цель — сдерживание Индии. Поэтому пакистанцы и начали целеустремленно укреплять отношения с КНР несмотря на то, что эта дружба создавала ему проблемы в отношениях с Вашингтоном.

Всю вторую половину ХХ века США и Пакистан сотрудничали, когда это им было выгодно, но их стратегические цели фундаментально расходились. У США это была борьба с СССР, а у Пакистана — с Индией, военное превосходство которой стало особенно очевидно после войны 1971 года и образования Бангладеш.

Сейчас приоритеты Вашингтона поменялись, но не так уж и сильно, как это может показаться на первый взгляд: главный соперник Америки в Азии — Китай, а Советский Союз заменила Россия. Что же касается Пакистана, то у него идея фикс прежняя — добиться паритета с Индией. Пока не будет найден простой и действенный способ решения этих противоположных целей, Вашингтону и Исламабаду предстоит сотрудничать несмотря на встроенные в их отношения внутренние противоречия. И США, и Пакистан нуждаются в партнере для достижения важных текущих целей.

Отношения между США и Пакистаном сейчас находятся на одном из самых низких если не на самом низком уровне, но без Вашингтона Исламабаду, по мнению, Терри Маккарти, президента лос-анджелесского World Affairs Council, все же не обойтись. Несмотря на «всепогодный» характер отношений с Китаем, получить от него все, что нужно, Исламабаду едва ли удастся.

Сергей Мануков

Новости партнеров
 

Загрузка...