Полная версия

Почему Путин терпит эти элиты?

  Просмотров: 691

Группа Кудрина пока обеспечивает лучшие условия сохранения независимости России, чем группа Глазьева

Власть возникает как договор о ненападении между несколькими равновесными группами. Они и выдвигают того, кто станет президентом. Функции президента - арбитраж в целях сохранения баланса сил между властными группировками. Каждая группировка представлена своим лидером. Лидера каждой группировки назначает президент, но не произвольно, а с учётом расклада сил в ключевых подгруппах каждой группы.

Если лидер одной из группировок чрезмерно усиливается, лидеры других группировок просят президента выровнять ситуацию. И президент выравнивает. Если он не станет этого делать, группы отставят свои разногласия и объединятся против президента. Потому что усиление одного из них влечёт опрокидывание сложившейся структуры власти. Не допустить этого – их общий интерес. На этой основе они могут войти в блок против президента.

Не допустить возникновение такого блока – задача любого президента. В принципе, объединение нескольких групп против какой-то одной вполне может блокировать эту группу, но решение президента тут решающее. Именно ради этого президент и нужен всем группам. Если группы решат, что президент больше им не нужен, ибо опасен, они в состоянии его изолировать и добиться отставки. Они выдвинут другого президента, и если они сговорятся с зарубежными группами влияния, то это удастся им ещё легче.

А они непременно сговорятся, ибо в России у всех властных групп от либералов до силовиков за границей остались какие-то счета или живущие родственники. То есть зацепки остались у всех, никто полностью связи не порвал.

В таком раскладе президент обречён применять огромные усилия для сохранения баланса сил во власти и предотвращения сговора против себя. Может он это сделать только в случае приложения всех сил к сохранению позиций каждой группы – только тогда он останется им нужным. Сохранение системы власти в балансе означает именно сохранение позиций каждой группы в неущемлённом состоянии. Забота о сохранении системы защиты интересов всех элитных групп – первое и главное дело президента. 

Для сохранения этих интересов в постоянно меняющихся условиях внешней и внутренней среды президент порой идёт на непопулярные у населения меры. Причина не в желании угодить богатым против бедных, на чём строят свою пропаганду популистские оппозиционные группы. Всё глубже. Интересы элитных групп, прежде всего, лежат в экономике и работе предприятий. Любая попытка изменить что-то в интересах других групп элиты есть  попытка провести изменения в работе предприятий и обслуживающих их банков.

А такие изменения могут привести не к улучшению, а ухудшению работы предприятий. Ибо любая инновация – это сбой настроек системы и новые вводные, на адаптацию к которым нужно время. То есть это ударит не только по результатам работы предприятий, но и по работникам, а так как работники – это электорат, то президент стремится не допустить превращения недовольства собственников и недовольства работников в одно целое. Это не всегда удаётся, но стремление присутствует. 

Объективно, если требуется коренная реформа экономики, то президент не идёт на это до тех пор, пока полностью на придут в негодность имеющиеся рычаги управления. Когда это случится, не будет сопротивления со стороны крупных собственников и управляющих отраслями. Или это сопротивление будет блокировано требованиями работников. При этом работники не станут возмущаться, если в результате реформ сначала будет иметь место снижение уровня жизни, как всегда бывает, когда старая система сломана, а новая пока создаётся. То есть работники должны понимать, что сохранение системы хуже, чем её замена, сопровождаемая неизбежным временных ухудшением жизни. 

Поймать точку совпадения согласия элит и общества на перемены – не только вопрос политического искусства, но вопрос выживания политика, а ещё более важное – выживания возглавляемого им государства. А поскольку критерии тут только субъективные, то у всех в обществе разное мнение о том, когда такой момент наступит. 

Если президент замыслит ввести в систему новые силы, он начнёт их создавать и продвигать. Старые элиты немедленно увидят это и попросят прекратить или не попросят, как и произошло со Сталиным и старыми элитами в 1953 году. Это станет моментом кризиса: если президент согласится – он покажет слабость и погубит себя. Если не согласится – вступит в войну с ними, и это будет авантюра, грозящая государству смертью. Это единственная и главная причина, по который Путин не подтягивает во власть так называемых патриотов и не пытается сделать из них альтернативный корпус элиты, которому можно передать власть в период кризиса. 

В этом случае возникнет такой страшный системный кризис власти, что развал станы будет иметь примерно 90% вероятности, и только 10% будет иметь вероятность успеха. Понятно, что ни  один вменяемый руководитель страны на это не пойдёт. Он предпочтёт выжидать дальнейшего изменения в состоянии экономики и раскладе сил. Именно они создадут новые возможности – с учётом внешнеполитического фактора, имеющего громадное, если не вообще определяющее значение. В любом случае оперировать президент намерен с имеющимися во власти силами и не создавать новых. Пока не создавать новых.

Всем, кто требует от президента способствования созданию новой, левоцентристской и нелиберальной элиты, должен понимать – такое действие означает перчатку войны, брошенную президентом нынешним элитам. Война – это взаимное уничтожение участвующих в ней сил. Позволить себе сейчас такую безумную роскошь Россия не в состоянии.

Именно этим и определяются все шаги Путина по составу правительства и по содержанию внутренней политики, вызывающей столько споров и нареканий. Иной путь – это диктатура. И поскольку такой путь ещё более нереален, то существующая актуальная политика является единственно возможной из всех вариантов. Это политика выжидания условий для мелких шагов и совершения этих шагов по мере возможности.  Политика – это действительно искусство возможного, а не желаемого. 

Александр Халдей
Новости партнеров