Полная версия

Разбитые гвардией: у России есть лекарства от каталонского сепаратизма

  Просмотров: 503

Россия не поддерживает региональный сепаратизм по понятной причине – однажды, как уже случалось в истории, её регионы тоже могут задуматься о независимости. Другим странам впору у нас поучиться борьбе с сепаратизмом, а не наоборот. Задолго до появления Росгвардии Россия успешно использовала более технологичные приёмы по обузданию отдельных персонажей и целых организаций, ведущих страну к распаду.

Угроза разрастания этих процессов в нашей стране отнюдь не надуманна. Потому поддерживать региональный сепаратизм в других странах – значит спровоцировать аналогичные процессы у себя дома.

Мы в полной мере осознаём, насколько сепаратизм опасен. Не случайно Республика Крым в статусе независимого государства просуществовала всего какие-то сутки – с 17 по 18 марта 2014 года. Похожая ситуация и с Южной Осетией, в своё время упустившей исторический шанс, а теперь, подобно Донбассу, ожидающей новой возможности воссоединиться и с родственной Аланией, и с Россией в целом. Не случайно и то, что Москва не признала провозглашения Косова независимым государством, равно как и объявления таковым Нагорного Карабаха. Так что лихое комментирование отечественными телевизионщиками событий в Каталонии – на совести руководства телеканалов. Это их частное мнение. И не случайно решивших было «поддержать референдум» в Барселоне своим присутствием депутатов Госдумы их более вдумчивые коллеги успешно отговорили туда лететь: новых друзей в Каталонии мы можем и не найти, а отношения с Мадридом тем временем могут вконец разладиться. Впрочем, те же народные избранники могли бы слетать в Мадрид и поделиться российским опытом по сдерживанию регионального сепаратизма. Его у нас навалом.

Научим испанцев родину любить

В апреле 1994 года в Москве прознали, что мэр Виктор Черепков якобы готов объявить Владивосток вольным городом и просит покровительства у японцев. Может, и врали, но Кремль перестраховался. Черепкова обвинили в получении взятки (этот механизм успешно применили и в Барселоне, устранив таким способом из правительства «сепаратиста» Артура Маса). А когда мэр отказался покинуть рабочий кабинет, ОМОН двинул на штурм. Держать Черепкова под стражей у правоохранителей не было оснований, но и на свободе оставлять популярного политика было опасно – того и гляди, соберёт толпу и отобьёт свой кабинет. И тогда областные власти попросили местную «братву» оказать небольшую услугу – подержать Черепкова у себя «на подвале». Бандиты, само собой, в такой любезности не отказали. Уж сколько у них просидел Черепков, история умалчивает, но в конце ноября Генпрокуратура прекратила уголовное дело о взятке за отсутствием состава преступления – напряжение спало и предполагаемого «сепаратиста» можно было без опаски отпустить на свободу. Каталония, конечно, не Сицилия и не Корсика, но и там «братва» кое-что решает. Так не задействовать ли её Мадриду – сугубо в государственных интересах? А ещё можно сыграть на амбициях лидеров сепаратистов, как это сделал Киев в Крыму в середине 90-х. Поссорили президента Крыма Юрия Мешкова со спикером парламента Сергеем Цековым, напев тому и другому в уши о якобы вынашиваемых ими в отношении друг друга коварных замыслах, и ровно через полгода Цеков изгнал Мешкова в Россию. А чуть погодя сместили с высокого поста и Цекова. Как раз подходящий повод: президент женералитета (председатель правительства) Каталонии Карлес Пучдемон явно затягивает с оглашением результатов референдума. Почему бы главе каталонского парламента Карме Форкадель не спросить за это с Пучдемона, что называется, во весь голос? Драка – такое дело, только начни – и не остановишься.

В ходе визита короля Саудовской Аравии в Москву российское руководство планирует предложить Эр-Рияду пакет оружейных контрактов на сумму около 3 миллиардов долларов.

За полвека ни ЦРУ, ни американские «негосударственные фонды» не смогли наладить отношения с ЭТА, хотя неоднократно пытались это сделать

Есть и другие способы отбить охоту к независимости, их масса. Например, аэропорт Барселоны – второй по пассажиропотоку в стране – находится в собственности компании ENAIRE, которой владеет правительство Испании, а не Каталонии. Если, скажем, начать ремонтировать неожиданно пришедшую в полную негодность взлётную полосу – а Мадрид это может запросто организовать, своя рука владыка, – региону гарантирован не только транспортный коллапс, но и большие проблемы с иностранными туристами. А туризм для Каталонии – важнейшая статья дохода. Железнодорожный вокзал Барселона-Сантс тоже испанский, а не каталонский, его собственник – государственная компания ADIF, находящаяся в ведении министерства транспорта. Представьте себе, железная дорога тоже пришла в негодность, того и гляди, поезда начнут сходить с рельсов! Ремонт, срочный ремонт! А Пучдемон со своим женералитетом пускай пока подсчитают убытки. Аналогичным образом можно поступить и с морским портом. Туристов как корова языком слижет – вместе с бюджетными доходами. А есть вообще варварский метод воздействия, который каталонские мужики могут и не пережить. Футбольный клуб «Барселона» – местная краса и гордость. 24 выигранных чемпионата и 29 Кубков Испании. Третье место в рейтинге УЕФА! Когда Крым воссоединился с Россией, Киев изгнал из футбольного первенства чемпиона Украины – симферопольскую «Таврию». На том крымскому клубу, по сути, сплели лапти: в чемпионате России ему играть не позволили, а чемпионат Крыма, как выяснилось, лишь способ стремительно деградировать. Но то – «Таврия», а то – «Барселона»! Запрети им играть в испанском чемпионате, и Пучдемона болельщики «вынесут» на следующий день. Хорошо, если не вперёд ногами, учитывая их южный задор. Впрочем, мы со своими советами, пожалуй, слегка припозднились, и испанский премьер Мариано Рахой что-то такое уже предпринял – иначе как объяснить неожиданное промедление с обнародованием результатов референдума и оглашением дальнейших шагов Барселоны? В общем, зря мы, наверное, перенимаем чужой сомнительный опыт, создавая Росгвардию. В обуздании сепаратизма она (и подобные ей структуры) не слишком эффективна, что в очередной раз доказал опыт уличных столк­новений в Каталонии.

Даже не пытайтесь сравнивать происходящее в Каталонии с «крымской весной». Ни в 90-х, во время первой попытки отчалить от Украины, ни в 2014-м крымчане не помышляли о независимости. Решалась принципиально иная задача – как бы присоединиться к России. В свою очередь, Каталония стремится к собственной государственности, подспудно запуская такие процессы, от которых посыпаться может не только Испания, но и вся Европа. А хорошо ли это? Величайшей трагедией XX века назвал распад СССР Владимир Путин и был совершенно прав. Нет, мы не желаем аналогичного распада странам Европы. Зато этого, возможно, добивается Вашингтон.

Известному плану Маршалла – программе восстановления послевоенной Европы – предшествовал менее известный, но более радикальный сценарий. Его озвучил министр финансов США Генри Моргентау на сентябрьской конференции 1944 года в Квебеке: побеждённую Германию в будущем следует расчленить на несколько небольших государств, чтобы таким образом избежать новой войны. Этот план одобрили Черчилль и Рузвельт, но он не понравился Сталину. От плана пришлось отказаться, но с ним ещё долго носился экс-президент США Герберт Гувер. («Это иллюзия, что Германию можно преобразовать в аграрную страну, это невозможно, пока мы не уничтожим или не вывезем из неё 25 млн человек!») Именно с его подачи в начале 50-х годов был разработан план установления Америкой контроля над Европой, предусматривавший дробление слишком больших государств – в первую очередь Германии, Италии, Испании и Франции – на страны поменьше, с населением порядка 15–20 млн человек. Шли десятилетия, и, казалось, за океаном о разделении на части европейских стран забыли. Да не тут-то было!

Коварное вирусное заболевание печени – гепатит С, является настоящей чумой двадцать первого века, которая ежегодно уносит тысячи жизней. Медицинские препараты прямого действия стоят баснословные деньги и часто абсолютно не доступны пациентам вследствие своей дороговизны.

Каталонский референдум заказали американцы

Почему именно Каталония первой из испанских автономных сообществ решила провести референдум о независимости? Статусом «расширенной автономии», который чисто теоретически подразумевает возможность отделения от королевства, помимо этого региона обладают ещё четыре испанских субъекта – в частности, мятежная Страна басков. Тамошние националисты мирными манифестациями, как в Барселоне, никогда не ограничивались, а с 1961 по 2011 год и вовсе вели против Мадрида если не гражданскую, то как минимум партизанскую войну. Экстремисты из баскской группировки ЭТА сотнями похищали и убивали присланных из столицы чиновников. К тому же сегодня заправляет автономией Баскская националистическая партия, программная цель которой – полная независимость от Испании. Но отделяются тем не менее не шумные баски, а тихие каталонцы. В чём причина? Всё, оказывается, проще простого. За полвека ни ЦРУ, ни американские «негосударственные фонды» не смогли наладить отношения с ЭТА, хотя неоднократно пытались это сделать, разъясняет баскский правозащитник из Сан-Себастьяна Ману Арамбуру. Чего только не предлагали в обмен на лояльность – и деньги, и негласную политическую поддержку, и даже убежище для находившихся в розыске активистов ЭТА. Но гордые баски категорически не шли на контакт. Мол, войнушка с Мадридом – это наши разборки, которые никого, кроме нас, не касаются. В общем, американцам так и не удалось найти понимание у жителей Страны басков. Зато в Каталонии с этим не возникло ровным счётом никаких проблем.

Испанского в Каталонии не так уж и много. Там запрещена коррида, зато разрешены лёгкие наркотики – немыслимое по меркам католической страны явление. Но главное – в Каталонии наряду с испанским обширно используется свой язык. Ещё лет 10 назад о разводе с Испанией даже не помышляли. Сепаратистскую волну стали разгонять примерно шесть лет назад. Летом 2011-го в Испании появилось два общественно-политических движения – Podemos («Мы можем!») и Ciudadanos («Граждане»). За обеими партиями, как установило барселонское издание La Vanguardia, маячили политтехнологи, нанятые Джорджем Соросом. Одновременно заявили о себе неправительственные организации «Центр международных отношений Барселоны» и «Совет общественной дипломатии Каталонии» – они организовывали сотни мероприятий, разъясняющих, как замечательно станет жить, если провинция провозгласит независимость от Испании. «Совет» и «центр» тоже финансировало «Открытое общество» Сороса – La Vanguardia недавно опубликовала соответствующую документацию. Для продвижения в массы идей независимости глава каталонского правительства Артур Мас нанял британских пиарщиков из «Независимой дипломатической группы», финансируемой «Открытым обществом». В итоге практически все структуры, обеспечивавшие проведение каталонского референдума, кормились с одной ладони.

Государство обязано действовать в интересах граждан, а у меня складывается впечатление, что и в Мадриде, и в Варшаве, и в Брюсселе всё совершенно наоборот!

Таким образом, в каталонском процессе обозначился чётко выраженный американский интерес, заложенный ещё в середине 40-х – начале 50-х годов прошлого века. Сегодня от 46-миллионной Испании отвалится 7,5-миллионная зажиточная Каталония, чем подаст пример 2 млн басков, а завтра по тому же пути могут устремиться бедные, но гордые

Валенсия с Андалузией. Там уже всё на мази – партии «Андалузская нация», «Национальная ассамблея Андалузии», «Левые республиканцы Валенсии» и «Блок националистов Валенсии» приведены в полную боевую готовность. А это ещё минус 13,5 млн населения. В итоге получится не одна страна, а целых пять. «Разделяй и властвуй!» Париж и Берлин уже не смогут диктовать свои условия европейцам – диктовать будет только Вашингтон. А воспротивятся – референдумы о независимости можно провести, скажем, в Баварии. Или на Корсике. На худой конец в Эльзасе – тогда у немцев с французами появится великолепный повод в очередной раз подраться.

«Права и свободы граждан важнее национальных государств»

По словам ученых, созданный ими препарат эффективно борется со всеми видами рака. Лекарство уже успешно протестировано на крысах и мышах.

А знаете, кто возжелает независимости после Каталонии? Силезия! В первую очередь Опольское, Силезское и Нижнесилезское польские воеводства. Германские земли, переданные Варшаве по итогам Ялтинской и Потсдамской конференций. Как и в Каталонии, ещё недавно на шлёнских землях была тишь да гладь. В 2002 году силезцами себя признавали всего 173 тыс. тамошних жителей. Но вскоре тот же Сорос помог им как следует самоопределиться, профинансировав появление Движения за автономию Силезии (ДАС). И дело пошло на лад: во время переписи населения 2011 года «силезцами» себя ощутили 809 тыс. местных. Пятикратный рост национального самосознания за неполное десятилетие! Хитрость в том, что обитатели шлёнских земель на три четверти – немцы, а на четверть – поляки. «Силезцы» – надуманная, в сущности, общность, как если бы жители Харьковской области провозгласили себя «слобожанами», а не русскими или украинцами. Вы, наверное, поинтересуетесь, а зачем Соросу закладывать этнополитическую бомбу под лояльную к Штатам Варшаву? Поляки, как оказалось, слишком стремительно выходят из-под контроля американцев и чем дальше, тем явственнее проводят собственный внешнеполитический курс. А Вашингтону подобная самостийность не по вкусу. Зарвавшегося вассала следует вовремя высечь, и в качестве наказания решено отщипнуть от 38-миллионной Польши 10-миллионную Силезию. Не случайно после столк­новений испанской полиции с манифестантами в Каталонии руководство ДАС потребовало, чтобы Варшава осудила насилие в Барселоне. А польские власти, само собой, поддержали Мадрид. «Это вызов для Польши!» – воскликнул глава МВД Мариуш Блащак. «Варшава не желает делиться правами с регионами, – возразил ему предводитель ДАС Ежи Горжелик. – Подобное отношение и вызвало взрыв недовольства каталонцев. Если Евросоюз строится на фундаменте общих ценностей, то нужно признать, что права и свободы граждан важнее национальных государств и соответственно национальных элит. Государство обязано действовать в интересах граждан, а у меня складывается впечатление, что и в Мадриде, и в Варшаве, и в Брюсселе всё совершенно наоборот!»

Потому так ли уж не правы те, кто считает, что Украину раскалывает отнюдь не Россия, а Америка? «Я очень хорошо помню свой разговор со Збигневом Бжезинским, – вспоминает украинский политик Лариса Скорик. – Дело было в 1992 году, общались мы с ним в польском посольстве. И он мне сказал: «Больше, чем 17 млн, украинцев Европа не выдержит». Не украинских мигрантов, а вообще украинцев». Тогда женщине показалось, что Бжезинский имеет в виду вымирание нации, но теперь ей стало ясно, что он имел в виду на самом деле. 52-миллионной на тот момент стране следовало дезинтегрироваться. Распасться. И тогда её 17-миллионная часть – Киев, Полтава, Житомир и Винница, но не Галиция, не Закарпатье и не Малороссия (тем уготовили другую «дорожную карту») – сможет стать частью Европы. Речь, по сути, шла о дроблении огромного европейского государства, с точки зрения американцев – вызывающе огромного. Так что сегодня именно Вашингтон и Брюссель, а вовсе не Москва подталкивают Киев к «децентрализации» (читай – к федерализации). За которой явно маячит дезинтеграция.

Виталий ТРЕТЬЯКОВ, политолог:

– Самое глупое, что могут предпринять сегодня Мадрид и Брюссель, – повторить то, что затеял в 1991 году Михаил Горбачёв. Новоогарёвский процесс. Это была попытка укоротить амбиции союзных республик за счёт заигрывания с автономиями, входящими в их состав. Но этот шантаж лишь ускорил распад Союза и обострил «сепаратистские» настроения внутри союзных республик. Вот почему, когда я впервые услышал о «новой парадигме Евросоюза», о «Европе не национальных государств, но регионов», я окончательно понял, что Евросоюз – не жилец. Референдум в Каталонии – следствие затеянного Брюсселем «новоогарёвского процесса». И полицейская операция испанского «союзного центра» в Барселоне, естественная с точки зрения Мадрида и Брюсселя, по своим последствиям выльется в то же, во что вылился ввод войск в Тбилиси Горбачёвым в апреле 1989 года. Эта логичная с точки зрения Москвы операция проблемы грузинского сепаратизма не решила, а людей ожесточила и Советский Союз не спасла, при этом ещё больше подтолкнув страну к распаду. Каталония же, как мне представляется, реализуется в ближайшие дни, недели и месяцы. И это с исторической неизбежностью приведёт к очередному изменению границ в Европе, к образованию новых стран.

Источник
Новости партнеров