Полная версия

Турецкая многоходовочка: Как Анкара зарабатывает на кризисе отношений США и Ирана

  Просмотров: 143

Противоречия между Вашингтоном и Тегераном помогают турецким политикам реализовывать свои геополитические амбиции и зарабатывать миллиарды долларов на экспорте иранских энергоносителей

Турции удалось пролоббировать в США возможность официально торговать с Ираном в обход санкций, наложенных администрацией Дональда Трампа. Одновременно президент США заявил о намерении подписать с Ираном настолько эффективный договор об ограничении производства ядерного оружия, что у Исламской республики не будет даже теоретической возможности создания оружия массового поражения. Ну а пока этого не произошло, с 5 ноября вступят в силу новые американские санкции против Тегерана, которые будут действовать до момента заключения соглашения с США. 

Оба события произошли на фоне только что начавшейся совместной военной операции Турции и США в сирийском Манбидже – городе, который был освобожден от террористов курдскими повстанцами. Получается, что страной, которая выигрывает в этой ситуации, оказалась только Турция. Анкаре разрешили стать единственным каналом торговли Ирана с внешним миром, а это нефть, газ, руда и продукты. Кроме того, турецкие военные получили уникальную возможность под прикрытием своих американских союзников по НАТО выбить из стратегически важного Манбиджа курдских повстанцев.

Смогут ли договориться?

Открытая антиамериканская политика Ирана в течение последних 40 лет очень сильно раздражала не только США, но и их стратегических партнеров на Ближнем Востоке – Израиль и Турцию. И если Тель-Авив много раз открыто заявлял о необходимости лишить Иран возможности производить ядерное оружие, то Турция, в силу как экономических, так и внешнеполитических причин, проводила сдержанную политику.

Анкара неоднократно пыталась выступить в качестве посредника в американо-иранских спорах, продолжала торговать со своим восточным соседом, несмотря на санкции и недовольство Вашингтона. В общем, показала себя так, что с ней всегда можно найти общий язык. И сейчас пользуется возможностью расширить свое влияние и одновременно заработать на иранском экспорте. Но самое важное – это шанс разделаться с курдами в Манбидже.

Фото: city hunter/shutterstock.com

Турция сняла ограничения, наложенные двумя американскими министерствами. Это произошло в обмен на лояльную политику в отношении действий США в Сирии. Совершенно очевидно, что Иран является ключевым игроком на сирийском поле, и это затрагивает жизненно важные интересы Турции. У Америки тоже есть серьёзные планы по созданию политического фактора в Сирии в лице курдской автономии. США хотят сделать так, чтобы этот фактор стал решающим во влиянии на такие страны, как Турция, Иран, Ирак и Сирия. А курдского фактора Турция боится сильно,

- отмечает политолог-иранист Раджаб Сафаров.

По его мнению, сейчас Турции предоставили возможность выступить неким буфером между США и Ираном, и если эту роль она выполнит успешно, то Эрдогана попробуют использовать как фактор влияния на Владимира Путина.

Наградой за исполнительность, судя по всему, будет разрешение на расправу над курдским населением северной Сирии. Но вряд ли Анкара сможет оправдать надежды США. Иран несколько десятилетий показывает завидную стойкость, сопротивляясь давлению Запада.

Упрямый и не пугливый

По степени устойчивости сравниться с иранским режимом какая-нибудь другая современная политическая система вряд ли сможет. Страна ведет последовательную внешнюю политику, не поступается своими принципами и, что важно, всегда соблюдает подписанные договоренности.

Иранцы, после того, как США вышли из ядерной программы, заявили достаточно обоснованно и логично, что договариваться со страной, которая не выполняет собственных договоренностей и меняет их на каждом шагу, не о чем. Поэтому какие могут быть договоренности, если гарантий их соблюдения и быть не может. Иран может и не пойти на переговоры,

– считает востоковед-иранист Каринэ Геворгян.

Дональд Трамп. Фото: JStone/shutterstock.com

Если понаблюдать за манерой Дональда Трампа вести переговоры с самыми ярыми противниками США, то можно предположить, что, говоря о новом и уникальном соглашении, американский президент имеет в виду, что в договор он решил включить не только ограничения в сфере ядерных исследований, но и все то, что даже теоретически может угрожать союзникам Вашингтона в ближневосточном регионе.

В договор могут включить и запрет на создание вообще каких-либо ракет и даже эксперименты в области обычного вооружения. Видимо, речь идет о фактически полном запрете на развитие военно-промышленного комплекса Ирана, – отмечает Раджаб Сафаров. – То, что Тегеран никогда не пойдет на это – очевидно. Если Трамп думает, что из-за санкций народ возмутится, правительство дрогнет и пойдет на уступки, то это не так. Иран адаптировался к санкционной политике в целом и стал во многом самодостаточной страной. Там понимают, что новый пакет санкций ухудшит жизнь простых людей, и поэтому власти провели подготовительные меры.

Пока же США заявляют, что целью новых санкций является попытка заставить руководство Ирана отказаться «от деструктивного поведения» и доведения страны до экономической катастрофы. Заявление вполне в духе Трампа. И все то время, что он будет «продавливать» позиции Ирана, Турция, пользуясь моментом, продолжит набирать политический вес в регионе, а заодно экспортировать под собственными брендами нефть и газ, закупленные со скидкой у Тегерана.

Вряд ли в Анкаре на самом деле рассчитывают, что Иран пойдет на уступки Соединенным Штатам, поэтому в интересах турецких политиков и бизнеса - затянуть процесс переговоров, обсуждений и, соответственно, время действия новых антииранских санкций. А это значит, что как минимум до следующей предвыборной президентской кампании в США ждать разрешения противоречий между Исламской республикой и США не стоит.

Тер-Газарян Арам
Новости партнеров