Полная версия

Урок прикладной «конспирологии» от правительственного официоза

  Просмотров: 408

Бомба, которую не заметили: Как нам пройти между Сциллой и Харибдой нового глобального передела?

В конце августа на сайте правительственной «Российской газеты» появилась небольшая, но очень важная заметка, показательно озаглавленная «“Мировой Центробанк” предсказал глубокий кризис из-за торговых войн». Минимальность объема этого материала позволяет процитировать его полностью, ибо в нем, во-первых, важно каждое слово, которое «из песни не выкинешь», а во-вторых, содержатся ссылки на все необходимые источники.

Итак: «В мировой экономике может случиться “идеальный шторм” из-за торговых войн, экономического национализма и протекционизма. Государства десятилетиями держали курс на международное сотрудничество, глобализацию, повышение открытости рынков. А в итоге набирают обороты противоположные явления, такие как закрытие рынков, попрание торговых правил, международные конфликты, протекционизм. Об этом сказал главный управляющий Банка международных расчетов (“Мирового Центробанка”) Агустин Карстенс. Об этом сообщается на сайте организации.

Все эти явления, по мнению экономиста, могут породить глобальный экономический кризис, который еще называют “идеальным штормом”. Ведь уход от глобализации может привести к росту безработицы и цен, замедлению экономического развития, сокращению инвестиций, изменениям в работе рынков.

Он также подверг критике текущую торговую политику США, которая способна нанести урон самим Штатам, поскольку рост пошлин может привести к повышению цен, росту ставки ФРС и курса доллара, что ударит как по экспортерам в США, так и по развивающимся государствам».

Теперь давайте пойдем по порядку. Во-первых, «пламенный привет» несметному полчищу обличителей так называемых «конспирологов» из числа экспертов по глобальной проблематике. Признание существования «Мирового Центробанка», как и упоминание официозом в этой роли тщательно упрятываемого от российской общественности БМР, дорогого стоит. Прежде всего, потому, что Центробанк – неотъемлемый атрибут государственности, и тем самым нам говорят, причем уже открыто, что мир – это глобальное государство, пусть и экстерриториальное. Со своей атрибутикой. И как говорил основатель династии Ротшильдов, «дайте мне печатать деньги, и мне будет наплевать, кто заседает в правительстве».

«Конспирологи» между тем о глобальном экстерриториальном государстве говорили уже давно. Наиболее продвинутые, такие как немецкий и американский исследователи Мануэль Саркисянц и Джозеф Фаррелл, указывали, что это государство сформировано сплавом западного и нацистского проектов и капиталов. Собственно, это было ясно и без подобных откровений. Всем, кроме коллективного «Фомы неверующего». Хотя этот «Фома» не столько отрицал очевидное, сколько его маскировал, пришивая «праводрубам» упомянутую «конспирологию». Думаете, «Фома» сейчас заткнется? Как бы не так: еще больше пены у рта и желчи будет изливаться в окружающую среду. Потому и заметка в «РГ» такая маленькая, и пропустили ее как-то незаметно, хотя это – бомба.

Во-вторых, обращу внимание на неточность. «Мировой Центробанк» - это не БМР, точнее, не только БМР, который является частью «коллективного» МЦБ. Это очень легко показать. Функция настоящего ЦБ – валютная эмиссия, а БМР этой функции не выполняет, он лишь регулирует правила эмиссии национальных валют по всему миру, кроме Сирии и КНДР, которые не являются членами существующего при нем Базельского клуба (показательная и иллюстративная «матчасть», не правда ли?).

«Мировую валюту», находящуюся в зачаточном состоянии, конкретно – в электронном пока виде – эмитирует МВФ. Это так называемые SDR (Special Draw Rights) – «Специальные права заимствования», сформированные корзиной резервных валют, список и пропорции которых меняются каждые пять лет. Сейчас SDR формируются пятью валютами – долларом, евро, фунтом стерлингов, юанем и иеной.

В «коллективный» МЦБ входит еще и Всемирный банк (ВБ), точнее Группа Всемирного банка. «Вторым рядом», по касательной, к нему причастны и резервные эмиссионные центры, прежде всего ФРС, а также Банк Англии, как владелец контрольного пакета в акционерном капитале долларового эмитента, и тесно связанный с Банком Англии ЕЦБ.

Кстати, о «мировом правительстве», еще одном атрибуте глобальной государственности. Почему «Группу двадцати» так часто называют «мировым экономическим правительством»? Потому, что она как раз и создана вокруг БМР, точнее, вокруг его ядра в лице совета директоров (СД) и так называемой «Группы десяти», в которой на самом деле 12 членов. Это а) учредители банка в 1930 году - Бельгия, Франция, Великобритания, Германия и Италия. Это б) тройка оставшихся членов СД – Швейцария, Швеция и Нидерланды. И это в) США, Япония, Канада и Саудовская Аравия.

Именно «десятка» контролирует в БМР Базельский комитет по банковскому надзору (создан в 1974 г.), который занимается выработкой проектов «базельских» соглашений по нормам резервирования и рекомендаций для национальных ЦБ, которые под видом «независимости» от собственных политических властей замкнуты на БМР (это к вопросу о суверенитете).

И поскольку изначально среди учредителей БМР соседствовали как государства, так и частные банки, прежде всего американские и японские, то видно, что он как раз и формировался под соединение государственных интересов с частными, а точнее – как способ подчинить первые – вторым. До Второй мировой войны это положение прикрывалось игрой в сбор немецких репараций, прекратившийся уже в 1932 году. После войны все окончательно встало на свои места, и постепенно, шаг за шагом начала формироваться нынешняя модель глобального управления.

Проекцией комитета в «двадцатке» является FSB – Совет по финансовой стабильности, единственной «живой» функцией которого является ежегодное уточнение списков «привилегированных» банков, «слишком больших, чтобы лопнуть». Со времен кризиса 2008-2009 годов им в случае чего помогают выжить с помощью печатного станка.

Так вот в целом «двадцатка» - это «десятка» минус Швейцария, Швеция, Бельгия и Нидерланды (они остаются «в тени»). И плюс страны «второго порядка», к которым отнесены все участники БРИКС, включая Россию. 21-й и 22-й мандаты в «двадцатке» - у МВФ и ВБ. Это – публичное крыло МЦБ, а БМР – его «теневое» крыло, которое для выполнения реальных управленческих функций выведено за скобки публичности. Поэтому «двадцатка» - это «мировое экономическое правительство», но не целиком, а только в части, касающейся стран «первого порядка».

Роль «Мирового политического правительства» изначально отводилась ООН, в списке специализированных учреждений которой легко отыскиваются те же МВФ и ВБ. Но выполнять эту свою функцию в полном объеме ООН не может из-за конфронтации в Совете Безопасности между США, Великобританией и Францией, с одной стороны, и Россией и Китаем, с другой. И до тех пор, пока эта конфронтация не завершилась в ту или иную сторону, не сможет. Оно и к лучшему: биполярный миропорядок холодной войны, как показывает опыт, – самый стабильный и безопасный.

В-третьих, «двадцатка» - «мировое экономическое правительство» не навсегда, а только до завершения глобализации. Об этом и предупреждает А. Карстенс, паникуя по поводу разрушения мировой системы в связи с обращением, по его мнению, глобализации вспять, о чем говорит политика Дональда Трампа. И здесь очень важно подчеркнуть следующее. Все больше и больше оснований полагать, что «двадцатка» создана усилиями БМР и стоящих за ним олигархов, в том числе, с целью транзита в ее рамках глобализации из «западного» измерения якобы в «незападное», а, на самом деле, в восточное.

Под крышей тех же МВФ и ВБ как партнеров БМР по МЦБ. Отсюда и искусственное создание объединения БРИК, впоследствии БРИКС. Напомним, что Джим О’Нил – экс-главный экономист Goldman Sachs, который придумал его в 2001 году, сегодня возглавляет СД «Chatham House», того самого Королевского института международных отношений, что является главным «мозговым трестом» Запада и «праматерью» всех остальных глобалистских институтов.

Отметим, что переход мировой финансовой системы из доллара в золото запрограммирован институционально, на уровне уже принятого Базельским комитетом и поэтапно вступающего в действие соглашения «Базель-3».

Не отсюда ли «золотая эра» китайско-британских отношений, которую О’Нил всячески пропагандирует, при том, что китайско-американские и российско-британские отношения тем временем переживают противоположную «черную эру»? И не отсюда же ли жесткая критика официального Вашингтона тем же Карстенсом из БМР? Не станет же он просто так, без авторитетной команды, кусать хозяйскую руку…

В-четвертых, Карстенс предупреждает о близости глобального кризиса, к которому ведет протекционизм администрации Трампа. Но это – не что иное, как повторение пройденного. Напомним, что знаменитая «Великая депрессия» в 1929 году была запущена двумя механизмами. Первый, курировавшийся Эндрю Меллоном, главой минфина США в трех администрациях Уоррена Гардинга, Кальвина Кулиджа и Герберта Гувера, заключался в играх ключевой ставкой ФРС. На секретном совещании, которое Меллон провел 18 мая 1920 года с участием учредителей ФРС, ставка была обрушена и наступила эпоха «легких денег». На другом таком же совещании 6 февраля 1929 года, которое своим присутствием «почтил» главный акционер ФРС – директор Банка Англии Монтегью Норман, ставку напротив резко подняли, спровоцировав фондовый обвал.

Второй механизм – введенное в том же 1929 году британское эмбарго на товарный импорт из США, после чего американские товары потекли в Германию и СССР, и началась их накачка, связанная с подготовкой к войне.

Не то же ли самое проделывает сегодня администрация Трампа путем развязывания торговых войн? И в чью пользу прозвучало нашумевшее, вызвавшее несогласие со стороны даже Дмитрия Медведева, заявление главы ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной о росте факторов в пользу подъема ключевой ставки? Получается, что если протекционизм Белого дома подрывают глобальную стабильность, то российский ЦБ занялся обрушением внутренней? Он это делает сам, «из любви к монетаристскому искусству» или в соответствии с внешними указаниями МВФ, одной из «башен» МЦБ, где действиями Набиуллиной восхищаются особо?

И «рост безработицы и цен, замедление экономического развития, сокращение инвестиций, изменения в работе рынков», как и «рост ставки ФРС» - все то, чем пугает мир Карстенс из БМР, не есть ли типологические, родовые признаки новой «Великой депрессии», запрограммированной на запуск очередного мирового передела?

В-пятых, завершающая часть «страшилки» от БМР увязывает давно идущий процесс «высасывания» долларовой наличности из развивающихся стран через завышенный курс с будущими проблемами в самих США, который обрушит им даже не экономику в целом, а адресно - реальный, промышленный сектор. То есть поставит страну на грань выживания, создав предпосылки к ее распаду.

Иначе говоря, авторы информационного вброса от БМР очень четко отдают себе отчет в том, что транзит «мирового центра», запрограммированный новым «мировым кризисом» не сможет быть осуществлен с надежной гарантией без такой дестабилизации США, при которой экономический вызов переходит в политический, создавая сильные центробежные тенденции. То есть организаторам кризиса нужно побудить американские элиты, которые «за Трампа», замкнуться в себе, сосредоточившись на выживании США и развязав руки олигархическим аферистам от финансов на глобальной арене.

Что в этой ситуации делать России? Мы как всегда – между Сциллой и Харибдой. Россия вместе с Китаем против глобального западного диктата – это один сюжет, в котором мы участвуем. Но есть и второй сюжет, в котором интересы Китая и России расходятся из-за разного видения глобализационной перспективы. Поднебесная метит в лидеры существующей мир-системы, в то время, как нам в ней ничего не светит. Центром не станем, а чьей быть периферией – не суть важно.

Это означает, что в концептуальном плане требуется не просто формирование собственного проекта, рассчитанного на роль именно центра. Необходима и дезинформационная составляющая проектной деятельности. На виду – то, что и происходит ныне, это предельно четко описано в свежем сценарии информированного политолога Валерия Соловья.

Однако в недрах этих трендов потребуется разработать и запустить совсем другие процессы, на которые ситуация выйдет в ходе описанных Соловьем тенденций как бы неожиданно и спонтанно. Ключевые пункты в этом построении – 7-й и 8-й: централизация и огосударствление экономики и внедрение государственной идеологии. И как мы понимаем, куда эти пункты повернуть – это всего лишь вопрос даже не всеобщего элитного консенсуса, а готовности и способности определенных внутриэлитных групп заключить новый общественный договор на широкой, народной, а не узкой, элитарной основе. Минуя и опосредуя остальные компрадорские интересы в неизбежной «точке бифуркации».

Хватит ли у этих групп сил, концептуальной «подкованности» и решимости – от этого и будет зависеть наша историческая судьба на приближающемся крутом повороте.

Владимир Павленко
Новости партнеров